Край меда и молока. Томская Хоральная Синагога. Фото


tomsk-01

Западная Сибирь. Край красивый, древний и суровый. Примерно 400 лет назад в этих местах заложили крепость-острог на берегу Томи для защиты эуштинских татар, недавно принятых в подданство Русского царства, от набегов воинствующих соседей-кочевников. Постепенно крепость превратилась в город и Томск начал расти и развиваться вместе с ростом близлежащих владений новообразованной губернии, а особенно — с возникновением Сибирского тракта, ведущего из Москвы в Забайкалье.

Постепенно город получает  статус регионального административного центра, быстро развивается и в 1804 году становится центром огромной Томской губернии. Развитие торговли привело к росту населения города, но решение властей в конце 19 в. проложить Транссибирскую магистраль в обход Томска привело к потере городом статуса транспортного и торгового узла, что не могло не сказаться на его развитии.

Тем не менее, город продолжал развиваться и на сегодня Томск — один из старейших в Сибири транспортный, образовательный, и торговый центр, город-полумиллионник, с богатой и интересной историей.

Еврейские поселенцы появились в этих местах давно. Это были торговцы, а также солдаты и ссыльные.

Интересно и достаточно полно об этом рассказывается на сайте lechaim.ru, думаю, большая цитата будет уместна:

«Историки считают, что первые евреи появились в Томске в период войны с Польшей 1632–1634 годов в составе ссыльных. Давид Кижнер, специалист по еврейской истории Томска, говорит: «В составе томских служивых людей наряду с русскими находилась и группа “литовского списку”, чаще называемая “литва”. Это были ссыльные военнопленные или добровольно перешедшие на сторону русских “иноземцы”. В архивных записях сообщается, что в августе 1633 года сюда прислали 150 “литовских людей”». Первые евреи в Сибири наверняка были и среди этих угнанных в плен жителей западных городов и деревень.

Историк Григорий Турецкий подтверждает такую версию: «Первые упоминания о евреях в Сибири относятся к началу второй четверти XVII века. В деле Сибирского приказа за 1635 год о возвращении из Сибири военнопленных, сосланных “в службу” и “на пашню”, упоминаются “литовские, немецкие люди и жиды”».

После установления в конце XVIII века черты еврейской оседлости в течение многих лет евреи попадают в Сибирь в основном как ссыльные и каторжане. Попытка «еврейской колонизации» Сибири в 1836 году была пресечена Николаем I – в итоге до таежных мест добралось всего около полутора тысяч евреев-переселенцев. Остальных «завернули» в херсонские степи.

Первые «официальные» иудеи появились в Томске в первой половине XIX века. Об этом свидетельствуют архивные записи, из которых следует, что в 1837 году здесь проживало 35 иудейских семей, не считая 10 холостых евреев. Ими было подано заявление о создании общины – устройстве молитвенной школы и утверждении в должности раввина Нухима Фраймовича, переехавшего из Каинска. Томский губернатор, обращаясь к генерал-губернатору Западной Сибири, рекомендовал сие прошение удовлетворить:

«Если евреям не дозволить иметь правильную школу, то, судя по привязанности их к обрядам своей веры, они непременно тайно собираются где-нибудь. Следовательно, сие запрещение невольно приводит их к нарушению закона».

Однако в 1837 году появились печально знаменитые николаевские «Правила, заключающие в себе меры против переселения евреев в сибирские губернии», и томским евреям как в регистрации общины, так и в утверждении раввина было отказано.

Лишь в начале 1850-х годов община смогла приобрести дом у дочерей титулярного советника Соколова в районе Песков, на Магистратской улице. Вначале деревянный, позже перестроенный в небольшой одноэтажный каменный. Первую томскую синагогу так и называли – Каменной. Раввином Томска в течение почти полусотни лет, с 1860 по 1908 год, был легендарный Бер Израилевич Левин – могилевский 2-й гильдии купец. Томский губернатор Александр Озерский его кандидатуру поддержал, указав: «Еврей Берка Левин поведения примерного, богобоязнен и придерживается правил еврейской веры. Изучал русскую грамоту».

В XIX веке население Сибири активно растет. В Западной Сибири численность евреев возросла с 4962 человек в 1874 году до 11 611 человек в 1897 году, то есть в 2,4 раза. В Томской губернии еврейская колония была одной из самых многочисленных – к концу XIX века здесь проживало уже 7696 евреев.

В последующие годы приток евреев в Сибирь увеличился, главным образом за счет политических ссыльных и каторжан. А с началом первой мировой войны сюда попадают несколько тысяч беженцев и высланных из прифронтовой территории.

В Сибири, особенно в сельской местности, антисемитские настроения были слабее, чем в европейской части России. Однако антисемитский характер власти (начиная от министров внутренних дел Игнатьева, Дурново, Плеве и заканчивая генерал-губернатором Москвы великим князем Сергеем Александровичем) и проводимой ею политики порождал замкнутый круг. Дискриминационная политика властей по отношению к евреям, угнетенное их положение порождали в среде российского еврейства революционные настроения, течения и движение, а большое количество революционеров-евреев в свою очередь способствовало росту антисемитизма. В целом в Сибири ситуация с черносотенным движением ненамного отличалась от той, что царила в начале XX века по всей России.

Октябрьские события 1905 года не обошли стороной и Томск. Погром, продолжавшийся три дня, по количеству жертв был одним из самых кровавых в стране: погибло несколько десятков человек, ранены были сотни. Многие еврейские магазины, лавки, дома были разграблены и разрушены. Причем пострадали в этих бесчинствах не только евреи.

И все-таки, несмотря на все трудности жизни и многонационального сибирского «сожительства», в XIX веке евреи называли Сибирь «краем меда и молока». И неудивительно. По сравнению с нищетой и безработицей черты оседлости эта страна, несмотря на холода и снега, давала возможность жить. А убогое бытие большинства штетлов – лишь право умирать…

В «роковые сороковые» эта Империя холода обернулась для многих Страной спасения – сколько жизней евреев, по воле судьбы попавших сюда из зоны фашистской оккупации, сохранила эта далекая Сибирь?».

Вернемся в сегодняшний день. Еврейский Томск уникален в своем роде. Достаточно сказать, что в городе находится деревянное здание первой солдатской синагоги в России. Деревянная Солдатская синагога, единственная, сохранившаяся в мире, — это, прежде всего, памятник, который необходимо сохранить.

tomsk-0-05

Герцль Янкелевич Цам, фото с сайта lechaim.ru

Историю возникновения Солдатской синагоги, причем именно в Томске, связывают с именем Герцеля Янкелевича Цама, единственного российского еврея, получившего в XIX веке офицерский чин, что тогда было практически невозможно. Этот человек остался верен вере предков, прожил насыщенную и интересную жизнь, юные года проведя в кантонистской школе в Волынской губернии и потом вернувшийся на родину, в Томск.

Кстати, в том, что Томск, по воле Транссибирской магистрали, лишился статуса торгового и транспортного узла, есть одно неоспоримое преимущество — город  не потерял своего лица и самобытности, не превратился в «соцгородок», как, скажем, соседний Новосибирск.

дом купца Голованова

дом купца Голованова

До сих пор, помимо собственно Солдатской синагоги, сохранилось много уникальных деревянных домов, не потерявших со временем своего великолепия и оригинальности (особенно меня поразил дом купца Голованова).

Товей Лазаревич Фишель

Товей Лазаревич Фишель

Тут будет уместно упомянуть об Товее Лазаревиче Фишеле, выпускнике Императорской академии художеств в Петербурге, одессите, работавшем и творившем в Томске в период с 1905 по 1912 год. В Одессе Фишель известен прежде всего как архитектор знаменитого «Пассажа» на Дерибасовской, в Томск же он переехал, заняв должность городского архитектора по приглашению Городской управы. Вот так замысловато пересекаются Петербург, Одесса и Томск.

На сегодня в Томске отстроена новая Томская Хоральная синагога, на месте старой, деревянной, возведенной в 1850 году. Тогда эта улица, недалеко от центра города, называлась Магистратской, сейчас — Розы Люксембург. В 1902 году вместо ветхого старого здания на средства купцов-евреев выстроили двухэтажное кирпичное здание бейт кнесет, двери которого открылись 15 сентября 1902 г. Спустя годы, после закрытия в 1929 году и почти полного забвения, 8 декабря 2010 синагога была открыта вновь. Сейчас это прекрасное здание, приятного кофейного цвета, очень красивое и уютное. Не буду описывать словами все то, что можно увидеть на снимках. Увиденное впечатляет и поражает, особенно при рассказе, что здание представляло из себя до реконструкции. Мне любезно предоставили возможность все посмотреть (об Эдуарде Григорьевиче и Хане напишу чуть ниже), включили свет, рассказали историю здания и общины. По разным оценкам, в начале века в Томске было около 7000 иудеев. Сейчас еврейская община Томска насчитывает примерно 1500-2000 человек, по оценкам главного раввина Томской области Леви Каминецкого (к сожалению, на момент моего визита он был в Израиле и мне не удалось с ним познакомиться). Рядом с синагогой община арендует этаж в детском садике для группы детей, а для самых маленьких есть особое, рядом стоящее, здание. Также рядом идет интенсивное строительство (во время моего визита шел дождь, но рабочие напряженно работали) Еврейского молодежного Центра. Это будет прекрасное просторное здание в несколько этажей, куда со временем переведут и детский сад, и молодежные образовательные группы, и группы по изучению языка и традиции. Также в новое здание переедет прекрасная и богатая библиотека, пока располагающаяся в самой синагоге. Община растет, развивается, что не может не радовать.

tomsk-57Думаю, это логично и правильно. Люди, которых я встретил в синагоге в тот день, очень приятные в общении, внимательные, улыбчивые, доброжелательные.

tomsk-63Эдуард Григорьевич оторвался от всех своих дел, бросил печатную машинку (по крайней мене, тот аппарат, с которым он вел борьбу при моем появлении, был на нее похож))), и провел для меня экскурсию по синагоге, показав мне все учебные классы, главный зал, балкон и библиотеку, прокомментировал фотографии на стенах. Мир тесен, Эдуард Григорьевич в свое время жил в Белой Церкви, так же, как и я.

Красавица Хана, коренная томичка, которую я оторвал от бумажной работы, с радостью и улыбкой водила меня по лестницам и комнатам, поведала историю общины и самого здания, рассказала, какой сложный и длинный путь был пройден. Я оставил им адрес нашего сайта, надеюсь, они прочитают эту заметку и порадуются. Я им очень благодарен за внимание и терпение.

Автор — Владимир Цыткин



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *