Еврейская община Китая. Часть вторая


фотография, на которой запечетлена сценка из жизни еврейского квартала в Шанхае (конец XIX в.)

«Откуда мы грядем? Куда свой путь вершим?»
Р. Шекли. «Обмен разумов»

«Едва я его увидел, мною… овладело нестерпимое уныние. Нестерпимое оттого, что его не смягчала хотя бы малая толика почти приятной поэтической грусти, какую пробуждают в душе даже самые суровые картины природы, все равно — скорбной или грозной. Открывшееся мне зрелище — и самый дом, и усадьба, и однообразные окрестности — ничем не радовало глаз: угрюмые стены, безучастно и холодно глядящие в пустоту окна… белые мертвые стволы иссохших дерев… от всего этого становилось невыразимо тяжко на душе…»
Э. А. По. «Падение дома Ашеров»

Нет сомнения, что самые первые поселения евреев в Китае были основаны в Кайфыне, — об этом писалось выше, — но откуда пришли евреи?

Местные «жуху» называют себя «израэлями», и утверждают, что пришли они «из западного края мира, от большой воды» — понятие более чем неопределенное, если учитывать специфическую китайскую географию – это могло означать как Ближний Восток, так и Индию, Аравию, и даже Африку!

Но предания – преданиями, а мнения ученых по этому вопросу разделились. Часть из них утверждает, что из Индии, так как, судя по древним надписям на стенах синагоги, кайфынские евреи привезли с собой хлопчатобумажные ткани, которые вырабатывались в то время только в Индии. Но комментарии к молитвенникам и священным книгам кайфынских евреев написаны на парси (точнее, новоперсидском языке, первоначально бывшим для них разговорным), без единого слова на каком бы то ни было индийском диалекте. Гипотеза о том, что персидские евреи сначала переселились в Индию, а потом пришли в Китай, при этом напрочь забыв родной персидский язык, настолько сложна и громоздка, что её не обсуждают всерьез.

Таким образом, при детальном рассмотрении, наиболее вероятным кажется версия о том, что евреи из Бухары и Самарканда, долгое время прожив в Персии, постепенно прибывали в Кайфын небольшими группами. Вероятно, община в дальнейшем принимала выходцев из других стран Востока, так как ее литургия (известная по молитвенникам) отражает влияние не только персидских, но и арабских, вавилонских и даже йеменских евреев!

Впрочем, в этом вопросе по-прежнему остается больше вопросов, чем ответов…

дагерротип конца XIX в., изображающий китайских евреев - отца и сына

Евреи Китая пользовались свободой и правами наравне с коренными жителями, равно, как и другие народы или религиозные общины пришельцев. Что же касается быта, то он почти ничем не отличался от окружающего, китайского, за исключением специфических еврейских черт. Интересно отметить следующий факт: как и у китайцев, тамошние евреи практиковали полигамию; неясно только отражало ли количество жен у китайских евреев их статус, как это имело место у аборигенов. Очень скоро евреи стали выдавать своих девушек за китайцев, а сами брать в жены китаянок наравне с еврейками. Очевидно, что еврейские женщины и их дети были навсегда потеряны для своего народа, зато китаянки охотно принимали гиюр, и, вместе со своим потомством, становились евреями.

Совершенно точно известно, что китайские евреи одевались как китайцы, носили косы на бритой голове, бинтовали ноги, говорили по-китайски и прочее. На рисунках, дагерротипах и фотографиях XIX — XX вв. китайские евреи внешне ничем не отличаются от окружавших их китайцев.

Религиозные взгляды и традиции китайских евреев столетиями были неизменны и весьма близки к таковым у персо-индийских еврейских общин. Они соблюдали субботу, совершали обряд обрезания, молились лицом на запад (в сторону Иерусалима), и давали детям еврейские имена в дополнение к китайским.

Богослужения, вероятно, происходили раз в неделю, по субботам (по некоторым данным синагога называлась «Домом раз-в-недельного собрания»). При входе в синагогу китайские евреи снимали обувь и надевали шапки голубого цвета (по другим сведениям, это делал лишь чтец Торы). По древне-персидскому обычаю, чтец Торы закрывал лицо полупрозрачным покрывалом, «чтобы его не ослепило Сияние», как поясняли евреи тем, кто их об этом спрашивал. Возможно, поэтому традиция вызывать прихожан к чтению Торы не была принята у китайских евреев. Судя по молитвенникам китайских евреев, в литургии они, в принципе, следовали раббанитам (ортодоксам).

китайская гравюра, изображающая богослужение в синагоге Кайфына

До XVII в. китайские евреи еще могли читать текст на иврите, хотя под влиянием местного языка произношение подверглось сильнейшему искажению, да и в текстах, переписанных около 1663 г., довольно много ошибок. Праздники (Песах, Суккот и Пурим), а также посты (Иом-Киппур и 9 Ава) отмечались китайскими евреями до XVIII в., соблюдение субботы и ритуальный  забой скота продолжалось вплоть до середины XIX в., а обряд обрезания совершался, вероятно,  до начала XX в.

Еще в XV в. у китайских евреев стали появляться конфуцианские традиции и обычаи. Так, в надписи 1489 г., вслед за правилами дневной молитвы, говорится о соблюдении конфуцианского культа предков. В их число, кстати, включали патриархов (двенадцать сыновей Иакова, а так же Моисея, Аарона, Иисуса Навина, Эзру и Илью-пророк) и матриархов (Сарру, Ревекку, Рахиль и Лию, Иохевед, Мирьям и Циппору). Всем им воскуряли фимиам, совершали предписанные конфуцианством танцевальные телодвижения, пели особые псалмы на китайском языке…

Чем дальше в лес – тем больше дров. В надписи 1663 г. содержалась попытка доказать соответствие еврейских законов и писаний Лао-Цзы, причем, автором попыток выступил известный в то время раввин. Со временем еврейские праздники стали отмечать по китайскому календарю, а когда умер последний кайфынский раввин (1810 г.), соблюдение традиции совсем пошло на убыль, и иврит полностью вышел из употребления китайских евреев.

С падением мощи средневекового Китая пришли в упадок и еврейские общины. Для них наступила эпоха религиозного и культурного упадка. В таком состоянии их застали католические миссионеры XVII в., а позже, в еще худшем, — протестантские миссионеры. И те, и другие старались обратить китайских евреев в христианство, но эти попытки прервались с запретом европейцам въезжать во внутренние провинции страны (указ 1723 года). Сами же евреи, избравшие поневоле светский образ жизни, по-прежнему принимали  активное участие во всех сферах жизни Китая; среди них, как и прежде, были ремесленники-ткачи, торговцы, фермеры чайных плантаций. Некоторые сдавали государственные экзамены и назначались на гражданские и военные должности в провинциях.

Уже к середине XIX века подавляющее большинство евреев почти полностью ассимилировались с местным населением. Никто уже не умел читать на иврите и совершать богослужения в давным-давно опустевших синагогах; лишь очень немногие понаслышке знали о своем еврейском происхождении, но об иудаизме, истории евреев и культуре – практически ничего.

китайские евреи, собравшиеся у ворот синагоги. Акварель, 90-е гг. XIX в.

Показателен случай, имевший место в  1840 году. Британский ученый священник Д. Фин, поселившийся в Иерусалиме, вступил в переписку с китайскими евреями. В ответ на письмо (кстати, написанное на довольно-таки неплохом иврите) они сообщали по-китайски (!), что уже многие поколения исповедуют религию, которую понимают более чем смутно и неточно. Синагога их полуразрушена и не ремонтируется не потому что нет денег, а потому что это никому не нужно; древние религиозные книги они почитают за святыни, но никто не умеет их читать, кроме «одной женщины старше 80 лет, едва разбирающейся по слепоте в этих таинственных знаках».

В 1850-х гг. китайскими евреями заинтересовалось «Лондонское миссионерское общество», имевшее целью внедрение христианства среди евреев. Посланцы этой организации купили часть рукописей и свитков Торы, позже приобретенных «Еврейским объединенным колледжем» (США), и рассказали всему миру об увиденном. Евреи Англии и США, не могущие не откликнуться на бедственное положение собратьев, послали в Китай денежную помощь (1852 и 1864 гг.). Казалось, дело вполне могло бы пойти на лад, но когда участники Няньцзюньского восстания [1] совместно с тайпинами [2] в 1857 г. прорвались в провинцию Хэнань, еврейская община Кайфына была вынуждена покинуть город. Вскоре, правда, они вернулись, но вскоре наводнение 1860 года окончательно разрушило синагогу в Кайфыне. Территорию поспешило приобрести «Канадское миссионерское общество», а священную утварь распродали сами евреи…

окончание следует

[1] крестьянское восстание в Северном Китае в 1852-1868 гг. против маньчжурской династии Цин, поднятое и возглавлявшееся членами тайных обществ «нянь» («жгут из промасленной бумаги»). В русской и западной литературе известно под неточным названием «восстания факельщиков, поджигателей».

[2] участники крестьянской войны в Китае против маньчжурской династии Цин и иностранных колонизаторов (т.н. «Тайпинского восстания») 1850-1864 гг. На захваченных ими территориях, тайпины пытались проводить радикальные социальные преобразования, передел земли в пользу беднейшего крестьянства, отмену налогов и долговых обязательств. Повстанцы были жестоко подавлены цинской армией при поддержке англичан и французов.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *