Еврейская община Сирии. Часть четвертая


вид на современный Халеб (Алеппо) Сирия))

Новейшая история и современность

С 1943 г. Сирия обрела независимость, а численность еврейского населения на тот момент составляла 15-16 тысяч человек, из них около десяти тысяч жили в Халебе, около пяти тысяч – в Дамаске, и еще несколько сотен были разбросаны по стране.

В декабре 1947 г., вскоре после принятия Организацией Объединенных Наций резолюции о разделе Палестины, в Халебе произошел крупный погром: все синагоги были сожжены, при этом пострадала хранившаяся в городе древнейший рукописный ТАНАХ «Кетер Арам-Цова» (известна также как «Алеппский кодекс», ныне находится в Израиле). Не прошло и двух лет, как мусульмане-фанатики атаковали еврейский квартал Дамаска…

Под влиянием этих событий с конца 1947 г. началась массовая эмиграция (большей частью нелегальная) евреев из Сирии в Турцию и Ливан, а оттуда – в Израиль, страны Западной Европы и США. С конца 1940-х до начала 1960-х гг. Сирию покинули около десяти тысяч евреев, из них примерно половина доехала до Израиля.

Положение евреев, по каким-либо причинам остававшихся в Сирии, резко ухудшилось: в 1948 г. они лишились права продавать недвижимость, в 1950 г. власти закрыли все сионистские школы в Халебе, в 1952 г. конфисковали финансовые учреждения, принадлежавшие евреям, в 1953 г. заморозили их банковские счета. В еврейских кварталах Дамаска и Халеба многие дома, владельцы которых покинули страну, спешно передавались арабам, бежавшим из Эрец-Исраэль в период Войны за Независимость.

Ассад Хафез Аль (Assad) (1928–2000), президент Сирии, заклятый враг Израиля

Наконец, в 1956 г. эмиграция евреев из Сирии была запрещена, а родственники тех, кому удавалось тайно выехать из страны, подвергались репрессиям. Многие евреи были приговорены к длительным срокам заключения по ложным обвинениям или брошены в тюрьму без суда, другие получили предписание ежедневно отмечаться в полицейском участке, проходя ряд унижающих достоинство процедур. Отмена запрета на эмиграцию последовала в 1958 г., но через год он был возобновлен, после чего начались судебные процессы над организаторами эмиграции евреев. В результате был опубликован президентский указ, запрещающий сирийским евреям выезжать дальше, чем на 4 км из городов, где они были «прописаны». Во время суда над израильским разведчиком Э. Кохеном[1] и после его публичной казни (1965 г.) еврейские кварталы Дамаска, Халеба и Камышлы подверглись массовым нападениям. Антиеврейские беспорядки (по всей видимости, организованные властями) повторились в гораздо бо́льших масштабах после поражения Сирии в Шестидневной войне: только в Камышлы было убито 157 человек!

В конце 60-х – первой половине 70-х гг. прошлого века в Сирии проживали около 4,5 тыс. евреев, в том числе около 2,5 тыс. – в Дамаске, около 1,5 тыс. – в Халебе, и около трехсот – в Камышлы. В каждом из этих городов функционировала одна синагога, в столице работали две еврейские светские школы, а в Халебе – религиозная. В результате позорных ограничений, запретов на профессии и образование[2] около трети еврейских семей Сирии не могли обеспечить себе прожиточный минимум и нуждались в благотворительной помощи, которая поступала от международных еврейских организаций и от общин сирийских евреев в США и Израиля (последняя, естественно, через третьих лиц).

«Верховный комитет по еврейским делам», во главе которого стоял один из руководителей министерства внутренних дел, контролировал как общественную (в том числе религиозную), так и частную жизнь сирийских евреев. Для облегчения этого контроля в их удостоверениях личности ставился штамп «мусави» («последователь Моисея», «моисеевец»), что являлось однозначным клеймом человека «сорта второго, бракованного», как шутили в СССР, правда, по другому поводу. На всех богослужениях в синагогах открыто присутствовали агенты специального подразделения жандармерии, а аресты евреев без предъявления какого-либо, — даже формального! — обвинения и их допросы с применением пыток стали повседневным явлением.

Выезд евреев за рубеж был категорически запрещен, а внутри страны им разрешалось передвигаться только с ведома и согласия властей, о чем требовалось взять десятки справок и раздать не одну сотню взяток. Несколько молодых евреев (в том числе девушек), пытавшихся нелегально покинуть Сирию, были схвачены службой безопасности и настолько зверски убиты, что это тронуло даже толстокожих антисемитов-сирийцев! Репрессиям подвергались также родственники, знакомые и просто соседи (!) тех, кому удавалось перейти границу.

Помимо тайной полиции, евреев Сирии терроризировали арабы-палестинцы, бежавшие из Эрец-Исраэль, в особенности члены базировавшихся в Дамаске и близ него вооруженных антиизраильских организаций.

Дамаск, Сирия. Когда-то в этой толпе были и евреи...

Любые попытки протеста против дискриминации и преследований (например, стихийные демонстрации евреев в Дамаске в августе 1972 г. и в марте 1974 г.) подавлялись железной рукой. Стремясь скрыть правду о положении евреев Сирии, власти разрешили иностранцам (даже дипломатам) посещать еврейские кварталы только в сопровождении особого правительственного чиновника, а представителей общин (особенно, раввинов) вынуждали участвовать в официальных массовых мероприятиях, имевших нарочито антиизраильскую направленность.

Во второй половине 1970-х гг. положение сирийских евреев начало постепенно меняться к лучшему, во многом благодаря дипломатическим усилиям государств Запада и США, а так же деятельности, скажем так, «неправительственных организаций», последовательно боровшихся против нарушений прав евреев в Сирии. Произвольные аресты и убийства прекратились, члены арабских террористических организаций были насильственно удалены из еврейских кварталов самими же сирийцами.

В 1977 г., несколько десятков евреев (в основном старики и инвалиды) получили возможность легально эмигрировать из страны, для них была облегчена процедура выдачи разрешений на передвижение внутри Сирии (позже это распространилось на всех сирийских евреев).

В 1982 — 1983 гг. власти вернули евреям право приобретать и продавать недвижимость, а также совершать краткосрочные поездки за рубеж (с внесением обязательного залога в размере от двух до десяти тысяч долларов и при условии, что в Сирии остается хотя бы один член семьи в заложниках). В 1992 г. правительство Сирии разрешило евреям эмигрировать без ограничений в любую страну, за исключением Израиля, пользуясь чем, около 3,5 тыс. человек покинули Сирию и переселились в страны Западной Европы и США, откуда многие репатриировались в Израиль.

В начале нового тысячелетия в Сирии оставалось менее ста евреев, в основном люди пожилого возраста…


[1] Кохен Эли (1924 — 1965, израильский разведчик, «наш Штирлиц». Родился в Египте, в семье выходцев из Сирии, исключен из Университета имени Фарука I за сионистскую деятельность (1949 г.). Во время Синайской кампании был арестован, в январе 1957 г. выслан и поселился в Израиле. С 1960 г. служил в израильской разведке, по заданию которой в 1962 г. проник в правительственные круги Сирии. Переданная им в Израиль информация стратегического характера в значительной мере способствовала победе нашей страны в Шестидневной войне. В январе 1965 г. Кохен был разоблачен, арестован и, несмотря на усилия спасти его жизнь (в которых участвовал папа Павел VI, главы французского, бельгийского и канадского правительств), публично повешен.

[2] Евреи, в частности, не допускались в государственные учреждения и на национализированные предприятия; в высших учебных заведениях страны насчитывалось не более 35 студентов-евреев.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *