Еврейские народные сказки. Как пастух ученым стал


Еврейские народные сказки. Как пастух ученым стал

Еврейские народные сказки. Как пастух ученым стал


Жил был бедный мальчик в Иерусалиме. Звали его Акива. Дом его был беден и мал, не было в нем хлеба и не было у родителей денег послать Акиву учиться.

Видел мальчик, как бедно живут его мать и отец, братья и сестры и решил им помочь. Что он сделал? Нанялся к богачу Калба Савуа пасти овец. Пас их Акива с утра до ночи много дней подряд, вырос за этим делом и стал ладным молодцем.

А Калба Савуа, что означает Сытый Пес, был большой богач. В доме его столы всегда ломились от вкусных яств, и люди говорили, что зайдешь к нему в дом голодный как собака, а выйдешь довольный и сытый. Дом у Калба Савуа был большой и красивый, мебель дорогая, посуда красивая и одежды роскошные. И была у богача Калба Савуа дочка, Рахиль ее звали стройная станом и прекрасная на вид. Многие богачи и ученые Иерусалима хотели взять Рахиль в жены, но она и слышать об этом не хотела. Почему? Да потому, что всем сердцем любила она пастуха Акиву. Правда, он не был богат и не был ни ученым, ни учителем. Но зато он был добрый человек, и Рахиль любила его тайно. Она подолгу смотрела в окно, как он выгонял отару в поле, как красиво он ухаживал за колосьями, и с каждым днем любила его все больше и больше. И Акива любил Рахиль, и мечтал, что если бы она стала его женой, он мог бы учиться книжной премудрости.

Однажды Калба Савуа спросил свою дочь:

—    Скажи мне, Рахиль, почему ты отказываешь всем, кто просит твоей руки?

Выслушала его Рахиль и ответила:

—    Не хочу быть ничьей женой, кроме того единственного, которого я люблю.

—    И кто же твой избранник? — спросил отец.

Посмотрела Рахиль ему в глаза и произнесла:

—    Акива, пастух овец.

—    Не бывать этому никогда! — страшно рассердился Калба Савуа,— Если ты станешь женой этого пастуха, клянусь, я выгоню тебя из своего дома и никогда больше даже не взгляну в твою сторону!

Заплакала Рахиль и сказала:

—    Отец мой, я очень люблю тебя. Но я все равно буду женой Акивы. Он выучит книжную премудрость и станет большим ученым.

Не поверил Калба Савуа, что пастух его овец станет учить книжную премудрость, и не хотел, чтобы красавица дочь стала его женой. Но Рахиль любила Акиву больше всего на свете. И она покинула дом отца. Акива оставил овец, которых он пас, и они вдвоем ушли из дома Калба Савуа.

Тяжелые времена наступили для Акивы и Рахили. Не было у них пристанища, не было денег на хлеб. Одни бедняки сжалились над ними и пустили их жить в кладовку, где хранилась солома и сечка для овец. Сечка эта была тут же в помещении, где жили Акива и Рахиль. И было там холодно, темно и тесно. И на улице стояла зима, шел дождь и снег, и солнце редко показывалось на небе. Но не жаловались Акива и Рахиль. Каждое утро Акива ласково перебирал длинные шелковистые волосы Рахили, вынимал из них соломинки и говорил:

—    Если бы у меня были деньги, Рахиль, я купил бы тебе очень красивое украшение —«Золотой Иерусалим». Оно бы так подошло к твоим чудесным волосам!

—    Не надо мне золотых украшений, — улыбалась Рахиль,— если бы ты только мог пойти учиться книжной премудрости, я была бы счастлива!

И вот однажды кто-то постучал в дверь их кладовки. Акива открыл. На пороге стоял человек в рваных одеждах, худой и бедный.

—    Люди добрые,— попросил бедняк,— сегодня ночью жена родила мне сына. А мне даже не на что уложить ее и ребенка. Может быть, вы дадите мне немного соломы с сеновала?

—    Да, бери, пожалуйста, сколько тебе надо! — сказал Акива.

Взял человек полный мешок соломы и пошел своей дорогой. Закрыл Акива за ним дверь и обернулся к Рахили:

—    Ты видела? Можно, оказывается, жить и беднее, чем мы.

И пошел Акива учиться. День и ночь одолевал он книжную премудрость, а в редкие свободные часы уходил в лес, рубил там дрова. Часть их он продавал на рынке и покупал на эти деньги хлеб себе и своей жене. А часть дров он оставлял, разводил из них костер, и они грелись с Рахилью у огня.

—    Жаль, что ты тратишь время на дрова, — говорила ему Рахиль,— надо, чтобы ты учился.

—    А что с нами будет? Где мы согреемся? — спрашивал Акива.

—    Не беспокойся об этом, — сказала однажды Рахиль мужу.

Послушался ее Акива и сидел теперь за книгами без отдыха, даже перестал ходить в лес за дровами. А что же сделала Рахиль? Она срезала свои черные, прекрасные волосы, продала их и на эти деньги покупала хлеб, дрова и свечи для Акивы, чтобы он мог заниматься и в темное время дня, и вечерами.

Так прошло много дней. В бедности и лишениях проходили годы, но они по-прежнему никогда не жаловались. Рахиль ни о чем не жалела даже тогда, когда Акива ушел продолжать свою науку в другой город и они не видели друг друга долгими месяцами. Она очень скучала о нем, но ждала терпеливо и радовалась, что он учится.

Много долгих лет учил Акива книжную премудрость вдали от жены своей Рахили. Учил и учил, пока не стал великим ученым, появилось у него множество учеников, и все звали его уважительно раби Акива — учитель Акива.

Через много лет вернулся Акива в Иерусалим. Подошел Акива к воротам города, а с ним двенадцать тысяч учеников. Вышли все жители города навстречу великому ученому. Услышала Рахиль, куда они бегут, и поняла, что это муж ее вернулся. Очень она обрадовалась и тоже побежала к воротам города.

—    Рахиль! Рахиль! Куда ты бежишь? — окликнули ее соседи. — Ты не можешь в таком виде предстать пред великим ученым. Платье на тебе старое и чиненое-перечиненое. Это неприлично!

—    Нет у меня другого платья,— возразила Рахиль.

—    Если так, я одолжу тебе свое, — предложила соседка.

—    Нет, спасибо,— отказалась Рахиль,— мне не надо чужого платья.

Прибежала Рахиль к раби Акиве, но ученики его не позволили ей приблизиться к нему. Они увидели перед собой бедную женщину в старом платье и сказали ей:

—    Иди отсюда!

Но Акива узнал ее издалека и крикнул ученикам:

—    Пропустите ее! Это жена моя Рахиль, и только благодаря ей я смог выучиться!

Приблизилась Рахиль к раби Акиве, он поцеловал ее, они очень обрадовались друг другу и даже заплакали от счастья. И вот так стояла Рахиль счастливая около своего мужа и вдруг услышала знакомый голос:

—    Дайте дорогу! Дайте дорогу! — посмотрела она и увидела своего отца — богача Калбу Савуа, который двигался через толпу прямо к ним. Рахиль тотчас спряталась, потому что помнила клятву отца никогда не взглянуть даже в ее сторону. А Калба Савуа приблизился к раби Акиве и не узнал в нем человека, что пас у него некогда овец. Подошел Калба Савуа к раби Акиве и обратился к нему:

—    Слышал я, люди говорят, что ты великий мудрец. Может быть, ты сумеешь помочь моему горю.Выслушал его раби Акива и ответил:

—    Если смогу — помогу.

Рассказал ему Калба Савуа, что была у него дочь, которую он очень любил. И эта дочка вышла замуж за бедняка, и он, Калба Савуа, выгнал ее из дому и поклялся, что даже не взглянет никогда в ее сторону…

—    Но я очень скучаю по дочке, — сказал Калба Савуа и на глазах его выступили слезы, — и до меня дошли слухи, что она бедна и живется ей тяжело. Нельзя ли как-нибудь отменить мою клятву?

Посмотрел раби Акива на Калбу Савуа, увидел, что горе его неподдельно и слезы на глазах его, и спросил:

—    Если бы ты знал тогда, когда дочь твоя выходила замуж за пастуха, что наступит день и пастух этот станет ученым мужем, разве ты выгнал бы дочь из своего дома? Разве бы ты поклялся не видеть ее никогда?

—    Если бы даже он не стал большим ученым, а знал хотя бы один стих библейский, хотя бы читать и писать умел, — запричитал Калба Савуа, — но этот пастух не умел даже написать свое имя, и я…

—    Ну ладно, хватит, — прервал Калбу Савуа раби Акива, — я тот человек, что был пастухом твоих стад.

—    Ты?! — отшатнулся Калба Савуа в изумлении.— Как же так? Тот пастух был совсем неотесанный, а ты стал, большим ученым!

—    Твоя дочь помогла мне одолеть книжную премудрость, — ответил с достоинством раби Акива. — Вот она, Рахиль. Мы вправе освободить тебя от твоей клятвы. Можешь на нее посмотреть.

Приблизилась Рахиль к отцу своему, он обнял ее и поцеловал, потом обнял и поцеловал раби Акиву. И была у них радость превеликая. Калба Савуа пригласил дочь свою Рахиль, супруга ее и его учеников в свой дом и устроил для них большой пир. Семь дней они веселились, потом Калба Савуа купил раби Акиве и Рахили красивый дом и отдал им половину своего богатства.

А раби Акива купил, наконец, своей жене золотое украшение, очень красивое и дорогое, под название «Золотой Иерусалим». А когда Рахиль выходила на улицу, и это украшение сверкало и переливалось на ней, все знали, что эта женщина — верная и преданная жена, которая помогла своему мужу пастуху Акиве стать великим ученым.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *