Еврейские сказки-небылицы для детей


Еврейские сказки-небылицы для детей

Тысячу поколений, три недели и тринадцать дней тому назад, в воскресенье, послезавтра, вечером в полдень жили-были муж с женой в каменном доме на поверхности воды. Детей у них не было, только двадцать три дочки, и родилась наконец бас-йехида. Стали готовиться к обрезанию. Запрягли в подводу двух козлов и двести коз, поехали за триста верст пешком на корабле. Ехали морем, забрели в дремучий лес: от одного дерева до другого три версты. На высоком дереве танцевал вчетвером разрезанный пополам лещ, тут из него вышел двухлетний старик. Спрашивают:

—    Что ты тут делаешь?

Отвечает:

—    Дело было на Пейсах, в третий день Швуес, я сидел в сукке, пришли пуримшпилеры и шойферами погасили ханукальные свечи.

Спрашивают:

—    Что же ты все-таки тут делаешь?

Отвечает:

—    Искра вылетела из трубы и зажгла реку. Мы искали воду, не нашли. Послали меня на небо принести мокрую веревку связать огонь, чтоб спрятать меня в печь.

Спрашивают:

—    Кто ты, чем занимаешься?

Отвечает:

—    Я — лучший сапожник из всех портных и зовут меня Иекл-кузнец. Когда я вставляю стекло в козырек, ни один рыбак из мясников не замесит из него теста к Йом Кипуру.

***

Я приехал в Петербург и услыхал, что идет бойкая торговля мясозадами. Что такое мясозад? Ловят пчелу, отрывают у нее зад — вот тебе и мясозад. Так это же выгодное дело! Поймал я пять пчел, оторвал им зады, засолил пять пудов и пустился в дорогу. Еду лесом, добрался до горы. Лошадь надрывалась, надрывалась, пока вконец не разорвалась: одна половина по эту сторону горы, другая — по ту. Что делать? Поднялся на гору, вижу, растет дерево. Оторвал ветку, сшил веткой обе половинки лошади — и поехал дальше. Но ветка стала расти, выросла до неба. Уперлась в тучи — лошадь ни с места! Ничего не поделаешь — пришлось мне подняться на небо. А на небе — ярмарка: бык за грош, а денег нет! Погулял я так целый день по небу и ничего не купил. К вечеру потерял дорогу назад, как спуститься не знаю. Тут вдруг увидел яму, а в яме пенька. Свил я себе веревку из пеньки и стал спускаться. Спустился до половины — не хватает веревки. Отрезал верхний конец, привязал к нижнему и спускаюсь дальше. Спустившись, попал в глубокую яму, никак не выбраться. Что делать? Побежал в ближайшую деревню, одолжил лестницу и выбрался. Тем временем я сильно проголодался, вижу, летят пять жареных гусей. Стал я за ними гоняться. Влетели они в дупло дерева, я за ними, там-таки плотно закусил. Закусить закусил, но настолько растолстел, что обратно не выбраться. Тут мне захотелось пить. Я к колодцу, но там вода глубоко-глубоко, а ведра нет. Я быстренько отрубил себе голову и бросил в колодец — пусть пьет. Напившись, вытащил голову и посадил обратно на плечи. А она не держится. Так я забежал к сапожнику, купил вару и крепко приклеил голову к плечам. Всю ночь держалась, но только солнце припекло, смола растаяла и голова опять отвалилась. Тут я рассердился, схватил длинный-предлинный гвоздь и вбил его себе в голову так, что он вылез наружу, аж внизу — вот здесь — видите, до сих пор кончик торчит.

***

Однажды я шел по дороге и дошел до яблоневого сада. Яблони доставали до неба. Я влез на одну яблоню и сорвал три яблока, каждое величиной с гору. Положил эти яблоки в карман и спустился вниз. Ел их три года подряд, днем и ночью, не переставая. Однажды по неосторожности одну косточку выплюнул на какую-то крышу, и дом тут же развалился.

Отец мой, мир праху его, купил однажды на Пейсах индюшку — слон, а не индюшка! Накануне праздника ее прирезали. Половины нам хватило на все дни Пейсаха, а вторую половину мать оставила. И, бывало, эта половина индюшки неслась! Каждое утро она приносила по двенадцать яиц. Если бы мы не съели другую половину, то у нас в местечке было бы индюшек больше, чем клопов!

Вы не можете себе представить, какие ужасные морозы в Сибири. Однажды я по делу поехал в город Иркутск. Была зима, и, когда я на улице разговаривал с кем-нибудь, наши слова превращались тут же в ледышки, и мы читали их в воздухе.

Я и в Лондоне тоже побывал. Боже мои, какие там туманы! Однажды я гулял с товарищем по улицам Лондона. Попала мне в нос муха, я вытащил из кармана платок, чтобы высморкаться. Но в эту минуту на город надвинулся туман, и наступила такая тьма кромешная, что я по ошибке высморкал не свой нос, а нос моего товарища.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *