Агарь


ОСТОРОЖНО! ПРЕДУПРЕЖДАЕМ — ПАРОДИЯ! САТИРА! ЮМОР!

(данное предупреждение вставлено по просьбе уважаемых читателей для тех еще более уважаемых, кто не понимает того, что читает)

АГАРЬ

из серии «Иудаизм для чайников»

«…бойся баб, они в нашем деле самый ненадежный элемент, — говорил дядька в Семинарии. — Они не только дома портят нам жизнь… Они и как агенты нам, мужикам, сто очков вперед дадут, бойся баб! Закрутят голову и оставят с голым задом, как петуха…»
М. П. Любимов. «И ад следовал за ним»

«Да вы просто мегера!»
Женя Лукашин про Надю Шевелеву.

Спортсменка, комсомолка, египтянка, красавица, обольстительница, гадюка подколодная, шахидка, шпионка, сволочь, поймаю – убью! Агарь, врагиня № 1 еврейского народа, родившая от обманутого ею Авраама первого в истории палестинца.

С молоком матери впитавшая идеи Арафата о том, что «Израиль победит только чрево арабской женщины», заклятая антисемитка и антисионистка А. прошла подготовку в тренировочном лагере террористов (движение талибан, Афганистан). Стажировалась в Беслане, Эквадоре и под Алеппо (Сирия)…

А. на стажировке в Беслане со своим инструктором (архивное фото, источник засекречен)

Закончив учебу на отлично, получив диплом террористки-международницы, эта древнейшая шахидка была заброшена в Египет, где, в соответствии с заданием центра, якобы случайно продана в рабство жене Авраама, Саре  по специально заниженной цене. Новым господам А. представилась, как «Изаура», лживо скрыв свое ближневосточное происхождение. Но она рано радовалась: Тору не обманешь! Там прямо написано: «И взяла Сара… служанку свою, египтянку Агарь…» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 16:3). Правда, Авраам и Сара ее не читали, потому что до них не дошла раздача, устроенная Моисеем с горы Синай.

Так коварно внедрившись в семью Ур-Халдейских, эта змея принялась за реализацию операции «Ы», что на палестинском языке означало «Родим В Срок Первого Араба, Борца За Освобождение Палестины От Сионистских Оккупантов Со Столицей В Иерусалиме». Связь с центром она поддерживала через почтовых стервятников, летавших туда-сюда якобы в погоне за падалью, как объясняла это А., ссылаясь на свой поддельный диплом юной натуралистки.

Итак, злокозненно и коварно прикинувшись лучшей подругой своей госпожи Сары, А. по четным дням работала по хозяйству, по нечетным – соблазняла Авраама, а в свободное время зарабатывала на стороне, организуя контрабандную перевозку урана для иранской атомной программы. Поэтому, кстати, МАГАТЭ ничего и не могу найти – уран-то доставляют из прошлого! Так само время подтверждает правоту слов святой Торы.

Все три вида деятельности этой шахидки не прошли даром ни для нее, ни для семьи Ур-Халдейских: Иран обзавелся далеко не мирным атомом, А. – первым палестинцем, Авраама и Сара – геморроем на голову, а мы, нынешние, – большими проблемами!

Ну, о сегодняшнем дне разговор отдельный, так что вернемся пока в наши Палестины. Там разгорелись поистине мексиканско-сериальные страсти: тест на беременность, сделанный в тайной лаборатории Кандагара, куда почтовый стервятник доставил образцы, однозначно показал, что А. зачала. Но до того как уйти в декрет, она осуществляла акты диверсии и вредительства, нанося вред народному хозяйству и лично Саре. «…И презираемая стала ее госпожа в ее глазах» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 16:4) – вот только один пример, хотя на счету проклятой шахидки были и другие «подвиги»: минирование дорог, распространение антисемитских листовок, поджоги складов и амбаров, пуск под откос эшелонов с техникой, лошадьми и боеприпасами, подкладывание мин, связь с подпольем, а так же многое другое, позже прочно вошедшее в арсенал пионеров-героев.

последствия одного из терактов, устроенного А. в Палестине (фото из архивов Музея ЦАХАЛа)

Затерроризированная рабынею, Сара жаловалась мужу: «И сказала Сара Авраму: в обиде моей ты виновен; я отдала служанку мою… а она, увидев, что зачала, стала презирать меня» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 16:5), но так как он был одурманен преступной лиходейкой, принялась писать куда только можно: в Юнеско, в Гаагский трибунал, в Комиссию по правам человека, и даже в Совбез ООН!.. Наконец, добралась она до Г-спода Б-га: «Господь пусть будет судьею» (там же).

Как не трудно догадаться, помогло именно последнее: Авраам усилием воли вышел из состояния наркотического транса, и начал расследование преступной деятельности А. Гадская шахидка не  стала мешкать, — бросив прощальный взгляд на раздолбанную ее усилиями когда-то здоровую еврейскую семью, она задала стрекача. Но всё обернулось пшиком: по причине отсутствия обвиняемой, показательный процесс не состоялся. Нанятый талибами адвокат, — некстати подвернувшийся ангел, — на кого надо накричал, кому надо в лапу всунул (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 16:9-12)… Словом, находящуюся не только в бегах, но и, как помним, в положении, А. реабилитировали с испытательным сроком.

А., консультирующаяся со своим адвокатом (Джованни Тьеполо, 1732 г.)

Мстительная мадам Ур-Халдейская не замедлила этим воспользоваться: «И угнетала ее Сарай» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 16:6), а тут еще родился-таки первый палестинец – Ишмаэль, так что теперь А, как мать-одиночку, вообще нельзя было трогать! И хотя коварная и подлая волчица уже не могла безнаказанно вытворять того, что творила раньше, террористка принялась натравливать сына против папы и особенно его жены, тети Сары. А когда та все-таки забеременела и родила Ицхака, — то и против сводного братика…

Пока дело шло только об отнимании игрушек, насмешек над обгаженными подгузниками, злостной щекотке и кидания младенцем об стены шатра, Ишмаэлю это сходило с рук, — мальчики играются, что с них возьмешь? Но после вопиющего случая попытки расстрелять Ицхака из самодельного лука, подвесив за пеленки на пальме (комментарии РАШИ со ссылкой на «Притчи» (26, 18-19) Авраам понял, что так дальше продолжаться не может. С трудом успокоив голосящую на всю ивановскую Сару, он решительно поставил вопрос ребром: или Ишмаэль утихомириться или он со своей гадской мамой будет выгнан вон без права переписки и возвращения под полог родного шатра!

Взяв несколько дней на обдумывание, А. сочла свою подрывную миссию в семье Ур-Халдейских законченной. «А. – Юстасу. Нагадила сколько могла. Всё, что в моих силах, сделала. За мной серьезно следят, сил больше никаких нет. Заберите меня от этих евреев, видеть их больше не могу!», — послала она с очередным стервятником шифровку в центр.

Центр, как не странно, не замедлил с ответом: «Юстас – А. С вашей общей оценкой обстановки согласны. Вашу линию на уход от контактов с Ур-Халдейскими считаем в корне неправильной, однако, это дело будущего. Готовьтесь к переброске на родину» (оригиналы шифровок хранятся в настолько тайном месте (под ковриком сейфа № 51-СОДОТ-КАН-2, код замка 85280575239078, в третьем коридоре направо от лифта, пятый этаж штаб-квартиры МАГАВа в Иерусалиме), что я вам о нем ни слова не скажу!)

Сжигая шифровку над выгребной ямой и размешивая пепел туалетной щеткой, А. уже все для себя решила. Поэтому, когда на следующий день «поднялся Авраам… и взял хлеб и мех с водой и дал Агарь, положил ей на плечо и ребенку, и отослал ее» (кн. Берейшит, гл. Вайера, 21:14), А. нисколько не огорчилась, так как знала, что под Беер-Шевой ее ждет вертолет, присланный для эвакуации террористки и ее малолетнего палестинца…

уникальная фотокопия шифровки, присланной центром в ответ А. (древневавилонский язык, криптограмма)

По прибытию она узнала, что, в связи с успешно проведенной операцией «Ы», талибское командование приняло решение повысить А. в должности и досрочно присвоить звание [засекречено военной цензурой]. Весьма скоро ее снова забросили в этот регион, чтобы, уже под именем Ктуры, уложить оставшегося вдовцом Авраама в могильный склеп Махпела. Время показало, что и с этим заданием проклятая древнейшая шахидка успешно справилась.



Как скачать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *