Авраам. Часть первая


ОСТОРОЖНО! ПРЕДУПРЕЖДАЕМ — ПАРОДИЯ! САТИРА! ЮМОР!

(данное предупреждение вставлено по просьбе уважаемых читателей для тех еще более уважаемых, кто не понимает того, что читает)

АВРААМ

из серии «Иудаизм для чайников»

«Джинн. И было у отца три сына, старший, средний и …тебя как зовут?

Рабинович (гордо). Авраам Иванович.

Джинн. Я и говорю – Абрамушка-дурачок»

Из домашнего задания команды КВН Рамат-Гана (Израиль).

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром..?»

М. Лермонтов. «Бородино»

«Ну, вы, блин, даёте!»

к/ф «Особенности национальной охоты»

Согласно Торе, Авраам (в дев. Аврам) Терахович Ур-Халдейский (фамилия получена по месту прописки) – первый еврейский праотец, прадед и прасвекр, основатель и первый президент монотеизма (см.).

С раннего детства, еще в галуте проявлял бунтарские наклонности характера и совершал акты хулиганства, подпадающие под действие знаменитой ст. 206 УК РСФСР. Однажды, совсем еще сопливый А. переколотил всех идолов в мастерской своего папы, Тераха, — профессионального скульптора-идолмейкера. Последовавшее наказание ремнем со стороны папы, навсегда отучило А. от идолопоклонства. Растирая ладонями пострадавшие места, мальчишка внезапно понял, что изо всех сил верует лишь в одного, Единого Б-га, создателя неба и земли, который сделает так, чтобы попа к утру перестала болеть. Проснувшись утром и проверив, что сделал за ночь Б-г, А. окончательно уверовал в него. Так, в Вавилонии, стране изощренной идолопоклоннической, городской цивилизации, пестрящей вершинами культуры и низинами нравственности, возник первый зародыш еврейского взгляда на жизнь (Мидраш).

Оставшись, — благодаря хулиганской выходке своего сына, — без готовой продукции и потеряв доверие заказчиков, Терах эмигрировал с семьей в г. Харан, где так же не смог найти применения своим идолмейкерским талантам, отчего огорчился до невозможности и помер.

А., вышедший покурить перед сном на свежий воздух (рис. Э.-М.Лилиона)

А., к тому времени обзаведшийся женой с многозначительным именем Сарай, — данных о происхождении не имеется, — и племянником Лотом Арановичем Ур-Халдейским, решил было дожить в Харане до глубокой старости и умереть в один день с любимой Сараем в обнимку, но не тут-то было! Б-г напомнил о себе однажды ночью, после буйного веселья по случаю 75-летнего юбилея А., приказав непроспавшемуся и непохмелившемуся виновнику торжества немедленно сняться с якоря и грести в Землю Обетованную. Ибо именно там, Он пообещал сделать А. «великим народом, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 12:1).

«Игра стоит свеч!» — смекнул смекалистый А. Оседлав караван «кораблей пустыни», он с такой же непроспавшейся и непохмелившейся, как и сам, семьей, немедленно погрёб на Запад, но до Америки не доплыл, по причине ее неоткрытости Х. Колумбом. Вскоре Ур-Халдейские вышли к границам земли, которой незадолго до этого наступил полный Ханаан. Б-г и тут не оставил старичка в покое, снова явившись и обещая «твоим потомкам дам эту землю» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 12:7),  но не уточнил, каким именно. К счастью, в свете незатихающего арабо-израильского конфликта, это может быть выяснено уже в ближайшее время…

Итак, на старости лет, А. пришлось переквалифицироваться в кочевые шейхи. Он блуждал по Ханаану, ведомый скотом, от одного пастбища к другому, по дороге развлекаясь сооружением жертвенников Б-гу. Аборигены с неодобрением смотрели на эту деятельность пришельца, но так как семья Ур-Халдейских зла никому не делала, вскоре примирились. «Что с этих новых репатриантов возьмешь? — спрашивали друг друга ханаанейцы. — Тяжело им у нас. Иврит выучить не могут, работы нет, о каком-то Вавилоне лопочут не по-нашенски: типа, там были скульпторы, скрипачи, врачи, инженеры – а толку с гулькин хрен, вот и мотает их туда-сюда. Ну, ничего, медленно-медленно, терпение…» (Мидраш).

Через некоторое время в Ханаане наступил голод, и А. отправился в Египет, взяв с собой всю семью. В этой стране он подвергся смертельной опасности: «И… когда увидят тебя египтяне, то скажут: жена его это! — и убьют меня, а тебя оставят в живых! Скажи, прошу тебя, что моя сестра ты, чтобы благо мне было…» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 12:12-13), — говорил он своей 70-летней законной раскрасавице писанной. И выдал ее замуж за фараона, страдающего герантофилией. Да как выдал – пальчики оближешь: «И Авраму благотворил (фараон) ради нее: и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и ослицы и верблюды» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 12:16). Как тут не вспомнить классическое: «Двадцать баранов… — Двадцать пять! — Двадцать, двадцать… холодильник «Розу-Лев» финский, хороший, почетная грамота… — И бесплатная путевка. — В Сибирь!» (Л. Гайдай, «Кавказская пленница»).

Кое-какому несознательному читателю может ошибочно показаться, что А. нагло солгал, спасая свою шкуру и торгуя честью и телом жены. Да, соврал, спасал, торговал, но не корысти ради! А. был до ужаса человеколюбив, и не мог оставить несчастную Сарай вдовой, а мир – без евреев, так что всё в порядке. Несогласных с тем, что всё в порядке, просят отойти подальше от автора данной статьи, дабы его, — автора, — не опалило карающее-небесной молнией заодно с несогласными.

Ясное дело, что такая чудовищная ложь не должна остаться безнаказанной! Она и не осталась: «И поразил Господь фараона великими язвами, и (также) его дом из-за Сарай, жены Аврама» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 12:17). Расстроенный сорвавшимся «благоволением», А. спешно увел Сарай в родной Ханаан, пока не догнали и не огрели по хитромудрой голове чем-то тяжелым и корявым.

Вернувшись со всем приобретенным достоянием, семья Ур-Халдейских распалась. Но напрасно потирают ладони подлые антисемиты, думая, что Сарай ушла от А., не могущая жить с человеком, торговавшим ею! Отнюдь: от А. отмежевался племянник, Лот Аранович, соскучившийся по городской цивилизации и ушедший в Содом ( Содом и Гоморра) (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 13:12).

Типичный рабочий день А. ("Ханаанские хорники")

Получив очередное обещание Свыше «всю землю, которую ты видишь, тебе дам ее, и твоему потомству навеки.  И сделаю потомство твое (несметным) как прах земной» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 13:15-16), А. принял мужественное решение воплотить Б-жью волю в жизнь. Для этого он оставил кочевой образ жизни, и, поселившись в дубраве Мамре под Хевроном, заключил союз (завет) между собой и Б-гом в виде долгой, сложной и не нужной для понимания процедуры.

Однако у Саррай возникли проблемы с плодоношением еще на стадии плодозачатия. Но женщина оказалась не глупее своего мужа: она подложила под А. свою рабыню Агарь, от которой родился первый мусульманин Ишмаэль.

Казалось бы, на этом можно успокоится и почить на лаврах, но снова не тут-то было! Б-г не дремлет и так просто своих избранников не оставляет (по себе знаю). Он снова явился А. и сообщил ему потрясающую новость: «вот Мой завет с тобой, и ты будешь отцом множества народов» (кн. Берейшит, гл. Лех Леха, 17:4)!

Легко представить себе удивление А.: завет-заветом, но народов раз – и обчелся, да и тот араб! Однако с Б-гом не поспоришь: он ведь, как известно, чуть что молниями швыряется и потопом топит, а только потом спрашивает: «Ну, как, понял, кто ты есть предо Мною, ничтожный человечишка?!» (кн. Иова, по тексту).

Поэтому А., посредством обрезания, решительно рвет пуповину, связывающую его с проклятым буржуазным прошлым, и в награду получает новое имя: Авраам, а Сарай Б-г перестраивает в Сару. Только после этого, А. и Сара становятся годными для производства еврейского народа!

окончание следует



Как скачать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *