Авшалом


ОСТОРОЖНО! ПРЕДУПРЕЖДАЕМ — ПАРОДИЯ! САТИРА! ЮМОР!

(данное предупреждение вставлено по просьбе уважаемых читателей для тех еще более уважаемых, кто не понимает того, что читает)

АВШАЛОМ

из серии «Иудаизм для чайников»

«Знаете, каким он парнем был..?»

Риторический вопрос.

«Ну, что ты орёшь, что ты орёшь, кругом люди спят!»

Карлсон.

«Не думал, не гадал он, никак не ожидал он такого вот конца!»

Печальная незнайкина песенка.

Авшалом Давидович Бейт-Лехемский (1006 — 978 гг. до н. э.), древнееврейский мальчик-гей царского рода, обладатель длиннющих белокурых волос, стройной фигуры пловца, самой красивой в Иерусалиме задницы и таких нагло-лукавых, подведенных тенями голубых глаз, что просто умереть – не встать!

Женщины по нему сохли и чахли, мужчины грозили из подворотен кулаками, а кое-кто сально поглядывал и страстно причмокивал вслед… Увы, близок локоток – но не укусишь: А. обожал только себя и свою красоту… Поэтому как могли произойти известные события 975 года до н.э., когда А. ни с того ни с сего произвел дворцовый переворот и узурпировал власть в стране – уму не постижимо! Зачем ему это, когда всё, что было нужно царевичу – это хорошо отшлифованное зеркало, большой набор косметики, пять-шесть расчесок разной формы, и кто-нибудь посмазливее (лет этак 12-13), чтобы мог красивее держать зеркало…

А. меняет иммидж (архивное фото, Иерусалим, Израиль)

Разберем этот случай подробнее, дабы никто не смог кинуть незаслуженный камень в древнееврейского красавчика… ух, лапочка какая!.. Впрочем, я отвлекся.

Итак, этот сын царя Давида (см)., А. считался наиболее вероятным наследником престола. «Красота спасет мир!» — не без основания рассудил Давид, и не прогадал – А. как не трудно догадаться по первоначальному описанию, был чертовски хорош собой. «Спортсменка, комсомолка, и просто красавица!» — как могли бы описать А. современники, будь он женщиной и умей они писать. «Ведь я – умный, красивый, в меру упитанный мужчина, ну в полном расцвете сил» — как мог бы сказать о себе А. сам, если бы понадобилось. Поэтому за всех сказал пророк Шмуэль: «А во всем Израиле не было мужчины столь славного красотою, как Авшалом: от стопы его до темени не было в нем изъяна» (II кн. Шм. 14:25).

Казалось, всё было на мази, но угораздило Давида влюбиться в генеральшу Бат-Шеву, согрешить с ней и родить Шломо. Якобы опасаясь, что под влиянием новой жены Давид объявит своим наследником её, пока еще сопливого и совсем не премудрого, сына (как впоследствии и случилось), А. возглавил антиправительственный путч, «сам захотел царствовати и всем владети!» — как бы сказал Иван Васильевич.

На деле всё было совсем не так: вечно хотящий сами-понимаете-чего, Давид и в семьдесят лет требовал любовной близости у Бат-Шевы, которая не знала, куда деваться от этих шокирующих притязаний. Как-то раз, спасаясь от не в меру настойчивого мужа, царица убежала поплакаться на незавидную бабью долю в соседнюю комнату… ну, кто виноват, что там как раз А. выбирал новые плавки, собираясь немного поддержать спортивную форму в дворцовом бассейне?

Застигнутый в таком виде женщиной (что само по себе противно его «голубой» натуре!), да еще годящейся ему в мамы, да еще зареванной и, как показалось А. томящуюся страстью нежной, царевич произнес сакраментальное: «Уйди, тётка пра-а-ативная!» (слова подлинные).

Услышав такое, и поняв, что ее никто во дворце не любят, Бат-Шева разобиделась окончательно, подняла крик, и принялась кидаться подушками. А., как мог закрывая ладонями свои прелести, мягко отбивался комсетичкой. При этом ор стоял неимоверный. Бардак какой-то, а не Летний дворец древнееврейского царя во время монаршим указом введенного «тихого часа»!

В конце-концов, даже это бы ничего – ну, набежали бы стражники, ну свели бы обоих в кутузку, ну, составили бы протокол – согласимся, мелочь… Но на беду мимо как раз проходил Давид! Он отправился на поиски жены, надеясь загладить десятком-полутора добрых слов пошлости, которые наговорил ей сгоряча накануне, и даже согласиться на некоторые уступки, — ну, скажем, секс не пять, а  всего три раза в день… и т.д.

Выходец из киббуцной семьи, где нравы просты и уродски, царь тут же истолковал это по-своему: милая сердцу жена отбивается от разинувшего пасть на чужой каравай сына! От такого открытия, Давид лишился дара речи, окаменел с вытаращенными глазами и ходящей из стороны в сторону бородой! Даже случайно поднятую вверх правую руку не смог опустить – до того обомлел. Более чем два тысячеления спустя, по мотивам позы царя Давида сделали знаменитую статую Свободы…

Чем могла закончиться эта немая сцена – ясно даже школьнику. Бат-Шева кинулась к мужу на колени с воплем: «Не виноватая я!!!», а бедный А., впопыхах нацепив первые попавшиеся плавки на голову (совершенно не его фасон!), выпрыгнул из окна, приземлился на спину кстати подвернувшейся лошади, и задал стрекоча.

древний Иерусалим с Лентним дворцом посредине (из личного архива рода Бейт-Лехемских)

Поэтому, спрятавшись в густых зарослях заиорданской осоки, А. никак не мог знать, что пикантной ситуацией воспользовались двое дворцовых интригана: Иттай и Ахитофель – личности скользкие, хитрожопые, так и зырящие, подлюки, где б чего урвать в свою пользу. Эта сладкая парочка немедля распустила слухи о том, что старый царь окончательно рехнулся и так допек своей сексуальностью родного сыночка, что тот ударился в бега! «Такому царем быть не должно! — провозгласили интриганы с трибуны на Майдане.

Народ поверил, и вскоре весь Иерусалим был охвачен восстанием, разыгранным опытными негодяями, как по нотам. Дома, улицы и пальмы запестрели плакатами: «Царь – дурак!», «Долой фаллократию!», «Авоську на царство!», «Народ с Голанами!», «Бей их всех, спасай Израиль!», «Отечество в опасности!», «Мы ждем тебя, горячие и влажные!» и многими другими.

Прочитав их всех из окон Летнего дворца, Давид огорчился до невозможности, но не стал отдавать приказ ОМОНу выйти и разобраться с беспределом. Со своими телохранителями, чужеземными наемниками и небольшой толпой евреев, не поверивших клевете, он отступил в Заиорданье, откуда незадолго до этого с помпой вернули ничего не понимающего, дрожащего, как осиновый лист А. «Полноте ребячиться! Ступайте царствовать!» — с ходу круто взяли царевича в оборот два негодяя.

И тот, тряся прической, приступил к работе, подписав под диктовку Иттая и Ахитофеля указы об ослаблении государственного контроля на местах, о вольности дворянства, отмене крепостного права, снижении цен на бензин и пр. в то же духе. Однако, как не требовали от него, А. не подписал ни одного приказа о репрессиях, даже Бат-Шеву пощадил. Геи, — они ведь добрые по натуре, ласковые снаружи и такие сладкие внутри, что аж… Впрочем, я опять отвлекся, пардон.

Тем временем, устроив штаб-квартиру посреди болота, Давид заслал в Иерусалим казачка по имени Хушай. «Там человек от бати пришел, весточку притаранил» — доложили А., и тот тайно принял с вестником по одной, закусил, снова принял и прочел записку, в которой дословно было сказано: «Ребята, давайте жить дружно! Папа» (оригинал записки храниться во Дворце Книг (Иерусалим, Израиль)). А. обещал подумать, и на следующее утро, коварно обманув Иттая с Ахитофелем сообщением, что едет нанести Давиду упреждающий удар, пока тот не собрал еще больше войска, поехал сдаваться.

И снова казалось, что всё обойдется полюбовно – главы обоих сторон искренне хотели мира, но где это видано, чтобы короли хоть что-то решали на поле брани?! Пьяная матросня Давида, так и не захватившая Летний дворец, и рыцари-псы А., злющие от кормежки несвежим «Педигрипалом», с воплями: «Ам Исраэль хааааааааааааааааааай!» напали друг на друга на глазах царя и царевича, почерневших от стыда и ярости. Не сговариваясь, оба кинулись в самую гущу драки, громко упрашивая солдат прекратить братоубийство, но, когда сражение уже кипит вовсю, никакой полководец уже не в силах ничего предпринять. За оглушительным скрежетом ломающихся мечей, звоном кольчуг и отчаянной матерщиной, воинам никак нельзя было расслышать голоса командиров.

А. зависает на своей последней дискотеке... (зарисовка с натуры)

Сражение шло само по себе, и скоро подошло к концу. «Ура! Мы ломим – гнутся шведы. О славный час! о славный вид! Еще напор – и враг бежит!» — радостно доносил своему царю некий А. С. Пушкин, военный атташе при генштабе Давида. «И разбит был там народ Исраэйльский рабами Давида; и произошел там в тот день великий разгром – (пало) двадцать тысяч», — вторит ему пророк Шмуэль в своей книге (II кн. Шм. 18:7), что однозначно означает правдивость и актуальность пушкинских слов.

Видя, что все пропало, и что вот-вот враги схватят его и помнут прическу, А. отважно кинулся наутек, но случилось непредвиденное. Своими роскошными волосами царевич запутался в ветвях «теребинского» (II кн. Шм. 18:9) дерева. «И принял он смерть от коня своего», — столь же справедливо заметил А.С. Пушкин, имея в виду мула, на котором А. убегал от врага. Тупая скотина не дождалась пока хозяин распутает волосы, и ускакала, а бедный царевич был убит преследователями по приказу генерала Иоава, несмотря на личный приказ Давида оставить А. в живых…

Так закончил свою жизнь самый красивый древнееврейский гей, — и ничего смешного…



Как скачать?

3 Responses

  1. Aleks Megen:

    Да, и правда. И смешно, и в конце не очень.
    Спасибо, статья блестящая :) столько добротного юмора и сарказма в таких серьезных вопросах — кроме как здесь, нигде ж такого не найти ;)

  2. Вечная Жидовка:

    :!: Walrus-Kay,от лица всех НОРМАЛЬНЫХ посетителей сайта Вашего близкого друга, Aleks Megenа,прошу — ПИШИТЕ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ, НИКОГО НЕ БОЙТЕСЬ, И ДА НЕ ЗАСОХНЕТ ВАШ ФОНТАН НИКОГДА :!: :!: :!:

    • Walrus-Kay:

      Видит Бог, счастьем для любого писателя являются не массовые тиражи, почти сразу же со станка идущие в макулатуру, не гонорары, проедаемые и пропиваемые, и не вопли толпы, славящие сегодня того, кого завтра будут травить, а НАХОЖДЕНИЕ СВОЕГО ЧИТАТЕЛЯ. Пусть один — но СВОЙ. Многие ли могут похвастаться этим? :razz:
      Вы, уважаемая Вечная Жидовка, мой читатель, и я счастлив этим. Спасибо Вам большое! :razz:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *