КЭМ: З — Закон есть закон


ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН

«Закон — паутина: маленькие насекомые погибают в ней, крупные — благополучно пробиваются»
Анахарсис Скифский, великий древнегреческий мудрец

Закон – есть закон. С этим даже талмудисты не спорят, отмечая эту нехитрую истину в своих Талмудах (ТВ Недарим 28а, Гитин 10б, Бава Кама 113а и Бава Барта 54б – 55а).

Особенно, если это закон Торы! Тут уж не только талмудисты, вообще никто не спорит, — ну, посмели бы поспорить! Мигом оказались бы в одном из разрядов еретиков (см. статью «Ересь») — мало не покажется!

Иное дело — законы не-евреев, среди которых этим самым талмудистам, приходилось жить. Как быть в этом случае?

Что главнее: исполнять законы Торы, часто идущие вразрез с законами местной администрации (царей-королей, падишахов, президентов и пр.), — особенно в древности и тем боле в эпоху Средневековья, — или оставаться лояльными подданными страны проживая, живя полностью по ее, гойским, законам, а Торе и всему ей подобному — место только в синагоге?

Более того, как быть с законами Израиля — современного, демократического, все-таки светского государства? В частности, подчиняться ли «левацкой», антипоселенческой политике правительства..? Вопросы, вопросы, вопросы…

Всем вопросам по ответу — чисто иудаистический принцип. Ничто не забыто, никто не забыт, всё выслушано, на всё отвечено, — слава Б-гу, на это у «сионских мудрецов» были тысячелетия.

Вот и с «законным» вопросом разобрались: впервые эту тему взялся разбирать вавилонский аморай [1] Шмуэль Ярхина (III в.). Согласно сформулированному им принципу, еврейская община обязана как можно более строго соблюдать законы страны проживания, даже в тех случаях, когда те противоречат раввинскому законодательству, но не законам Торы.

Эта максима [2], конфликтующая с бесконечно повторяющимся запретом на использовании нееврейских законов, никогда не применялась к религиозной практике (включая бракосочетание и развод). Зато она полностью срабатывает в случаях гражданского и уголовного права: в частности, юридических актов, составленных нееврейскими судами и нотариусами, а так же декретов, регламентирующих налогообложение и статус евреев в конкретной стране. Более того, на эту самую максиму ссылаются при назначении раввинов и судей указами местной администрации.

До начала эпохи эмансипации, лучшие еврейские умы работали над созданием такой юридической системы, которая сохраняла бы (насколько это вообще возможно), силу еврейских законов и автономию общин, не нанося при этом ущерба отношениям между евреями и властями страны проживания.

Честно скажу, я не в курсе имел ли успех и вообще вышла ли в свет и тем более применялась ли хоть одна подобная схема. Кто знает — подскажите, приведя конкретные, способные выдержать серьезную историографическую проверку, примеры, — буду только благодарен!


[1] Амораи — законоучители и лидеры еврейского народа, жившие в период после завершения Мишны (начало III в.) и вплоть до завершения Вавилонского Талмуда (V в.)
[2] Максима — оригинальная законченная мысль, изречённая или записанная в лаконичной запоминающейся  форме. В максиме, как и ее «двоюродном брате» — афоризме, достигается предельная концентрация непосредственного сообщения и того контекста,  воспринимаемом окружающими: слушателями или читателями.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *