«Кошерная» монархия


витрина Оружейной палаты Кремля, где представлены сохранившиеся регалии Российской монархии

Одной из фундаментальных проблем любого общества, переступившего в своем развитии черту первобытно-общиной формации, является выбор наиболее подходящей для него формы правления, а так же создание эффективного государственного механизма.

Этот выбор имеет немаловажное значение, определяя весь дальнейший путь развития общества. Но, с точки зрения мудрецов Торы, эта проблема, — помимо политического и социально-экономического аспектов, — имеет так же теологическое основание. Когда аналогичный выбор встал перед евреями, тогдашний уровень мировой цивилизации мог предложить только одну форму правления – тираническую (деспотичную) монархию.

древний рельеф, изображающий царя Хаммураби перед сидящим на троне богом солнца и правосудия Шамашем, который передает ему символы власти

На Древнем Востоке царь обладал практически неограниченной властью. Он, как правило, совмещал в одном лице верховного жреца, полководца и законодателя (судью). В некоторых странах царей обожествляли (самый яркий пример тому – египетские фараоны, считавшиеся богами и детьми богов). У хеттов к царю при жизни относились как к обычному, наделенному некоторой (вовсе не абсолютной!) властью человеку, зато после смерти его ставили в один ряд с богами. В Месопотамии цари не обожествляли себя при жизни, и запрещали это делать подданным после своей смерти, хотя знаменитый законодатель, царь Хамурапи, называл себя «сыном солнца» и требовал божественных почестей.

Не существует исторически достоверных свидетельств культа царя-бога у народов Ханаана. Вполне вероятно, что такой культ не сложился в силу раздробленности этих народов, никогда не живших под властью единого лидера. Цари ханаанских городов-государств обладали весьма ограниченной властью, сами понимали это и никогда не претендовали на божественность.

Зато статус царя израильтян коренным образом отличается от статуса царей окружающих стран. Имеет смысл привести пространную цитату из книги «Второзаконие» (17:14-20): «Когда придешь ты в страну, которую Господь, Б-г твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: «Поставлю я над собою царя, подобно всем народам, что вокруг меня». Тогда поставь над собой царя, которого изберет Господь, Б-г твой, из среды братьев твоих. Не можешь поставить над собой чужеземца, который не брат тебе… Но пусть не заводит он себе много коней и не возвращает народ в Египет… пусть не обзаводиться он множеством жен, дабы не развратилось сердце его, и пусть не умножает он себе серебра и золота сверх меры. А когда взойдет он на престол царства своего, пусть спишет себе книгу учения этого, что у коэнов и левитов. И пусть будет она при нем, и пусть читает он её все дни жизни своей, чтобы приучился он бояться Господа, Б-га своего, и соблюдать все слова учения этого и установления эти, чтобы исполнять их. Чтобы не возносилось сердце его над братьями его и не отступал он от заповеди этой ни вправо, ни влево, чтобы продлились дни жизни его в царстве его, и сыновей его среди Израиля».

Таким образом, первый закон, касающийся установления монархии в Израиле – это четкое определение времени избрания царя на престол. До тех пор, пока Эрец-Исраэль не завоевана полностью и не заселена евреями, избирать царя преждевременно.

Тора вносит такие ограничения для того, чтобы ни у кого из евреев не возникло иллюзии, будто их успехи — это результат военной мощи и полководческого таланта царя. Евреи должны были понять, что их войны ведет сам Господь, и они побеждают лишь потому, что Всевышний обещал дать им эту страну и осуществляет свое обещание, направляя полководцев.

Когда евреи заселят и освоят Эрец-Исраэль, они сами придут к выводу о необходимости введения монархии (таким образом, вышеприведенный отрывок Торы, следует рассматривать как пророчество). Царь должен быть избранником Всевышнего, и должен руководить своим народом согласно Богоданным законам Торы.

Как явствует из той же цитаты, царская власть ограничивалась по трем направлениям. Иными словами, следовало установить три преграды на пути к царскому абсолютизму:

1. «Пусть не заводит он себе много коней».

Нельзя забывать, что речь идет о временах, когда количество содержащихся у человека лошадей были эквивалентом его могущества и власти. Сейчас бы это ограничение царя касалось, видимо, очень дорогих «иномарок».

Однако, суть не в этом. Армия, обладавшая большой конницей, имела бы много большие шансы на успех в сражении. Отсюда ясен смыл ограничения: царю запрещалось превратить армию в орудие удовлетворения своих имперских амбиций, и предпринимать завоевательные походы против соседей, втягивая государство в ненужные, бесконечные, кровопролитные войны. Иными словами: «Не допусти, чтобы цезари и наполеоны воссели на еврейский царский престол!»

2. «И пусть не обзаводиться он множеством жен».

Цель этого ограничения прямо указана далее по тексту Торы: «дабы не развратилось сердце его». Многочисленный гарем будет постоянно отвлекать царя не только от государственных и военных дел, но и от служения Господу Б-гу! Иными словами: «Не допусти, чтобы казановы и распутины воссели на еврейский царский престол!»

3. «Пусть не умножает он себе серебра и золота сверх меры».

Иметь большую казну, откуда можно черпать средства сверх бюджета на непредвиденные расходы, — дело, без сомнения, достойное похвалы. Но в то время добиться этого можно было лишь одним способом – резким повышением налогов, что означало чрезмерное угнетение подданных. А это в свою очередь рано или поздно привело бы к недовольству среди народа, революции и, — Б-же упаси – свержению «скупого рыцаря», думающего только о своем кошельке!

Такого допустить никак нельзя, поэтому и ограничивался еврейский царь в своём стремлении к стяжательству и накопительству. Иными словами: «Не допусти, чтобы плюшкины и гарпагоны воссели на еврейский царский престол!»

Как уже было сказано, все эти ограничения были призваны не допустить возникновения в еврейском царстве тиранического абсолютизма, подобно тем, что процветали тогда на Древнем Востоке. Еврейская монархия должна служить народу, а не порабощать его. Кроме того, постепенно сложилось своего рода разделение власти между царем, Синедрионом (собранием мудрецов) и пророками, оказывавшими решающее воздействие на умы людей.

П.П. Рубенс "Царь Давид, играющий на арфе", 1616 г. Франкфурский музей искусств (Германия)

Тем не менее, подавляющее большинство еврейских царей, что называется, не были идеалом, соответствовавшим предъявленным требованиям. Если не брать в расчет такие без сомнения великие фигуры, как Саула, Давида и Соломона, то остальные, за редчайшим исключением, нарушали Б-жественные заповеди и установления. Причем, создается впечатление, что еврейские цари устроили своего рода соревнование: кто кого перещеголяет в грехах и причиненном подданным зле. Так, если царь Надав просто «делал злое в очах Господа», то другой, царь Омри, «делал злое в очах Господа, и поступал хуже всех, кто был до него», а сын его, царь Ахав, делал «злое в очах Господа более всех, кто был до него» и т. д. Печально, горько и досадно, но от истории никуда не уйти. Она пишется один раз и не допускает изменений… увы!

Остается добавить, что в целом форма монархии у евреев была без сомнения много более прогрессивна, нежели у соседей, тем более, что была она так же и Б-гоосвященная. Не вина Б-га, если еврейские цари возомнили о себе слишком много. Это беда. И беда их подданных, доведенных царями до гибели и почти изгнания сначала ассирийцами, потом вавилонянами…



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

3 ответов

  1. Aleks Megen:

    Кстати, мелех Шломо тоже плохо кончил. Как раз таки из-за «развращения сердца» своего. А как все хорошо начиналось…
    А еще что интересно — изначально Вс-вышний предлагал Израилю себя самого, как одного Царя, но наш народ решил стать похожим на окружающие народы — и уравнялся в этом с ними, приняв царя-человека.

    • Walrus-Kay:

      /продолжаю мысль/ … в чем, конечно же, ошибся! Ибо, какой человек может сравниться со Всевышним? Особенно в сфере правления на благо народа… Увы, это была не единственная ошибка евреев, ну, что уж тут поделаешь…
      Что же до царя Соломона, — мелеха Шломо, — то его «плохая кончина» более чем ярко описана в финальном монологе пьесы Фридриха Дюрренматта «Физики»: «Я – Соломон. Я – бедный царь Соломон. Некогда я был сказочно богат, мудр и богобоязнен. Моя власть сотрясала могущественные троны. Я был царём мира и справедливости. Но моя мудрость уничтожила мою богобоязненность, и, когда я перестал бояться Бога, моя мудрость уничтожила моё богатство. Ныне мертвы города, в которых я правил, и пусто царство, вверенное мне…»
      Слава Б-гу, в последнем Дюрренматт ошибся: ныне живы города и цветет царства Соломона — Израиль!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *