Лучшие еврейские анекдоты. Любовь и свадьба. Часть 2



Дизраели говаривал: «Каждая девушка должна вступить в брак, но ни один мужчина делать этого не должен!»

— Вы уже знакомы с моей женой?
— Не имел удовольствия.
— Так радуйтесь!

— Вы знакомы с моей женой?
— О да, я уже имел удовольствие!
— Ну, если это было удовольствие, то это была не моя жена.

Кон приезжает из Парижа и рассказывает жене, как он стоял перед Гранд-опера, а вокруг гуляли дамы, одна другой красивее. Жена обижена:
— Обо мне ты, конечно, ни разу не вспомнил?
— Как не вспомнил? Мне это обошлось в двадцать франков.
— Каким образом?
— Ну, я о тебе вспомнил и сразу плюнул. Пришлось платить двадцать франков штрафу.

Чета Грюнов празднует серебряную свадьбу. Дело идет к десерту. Звучат поздравления. Друг семьи, человек сар­кастический, спрашивает хозяйку дома:
— Я знаю, вы живете счастливой супружеской жизнью. Но скажите честно: за все эти годы у вас ни разу не появлялось желания развестись?
— Развестись — нет. Но пристукнуть его — это да.

Супруги Кон празднуют серебряную свадьбу. В доме — суета, дым коромыслом. Наконец гости расходятся. Кон печально сидит у неубранного стола. Тут жена говорит ему:
— Мориц, ты видишь, все позади. Ты чего такой безутешный?
— Хочу кое-что рассказать тебе, Голда. Когда мы прожили с тобой пять лет, я не мог тебя выносить больше — и решил убить. Я пошел к своему адвокату и спросил, что мне за это будет. Он сказал: двадцать лет… Ты только подумай: сегодня, сегодня я был бы уже свободен!

Кон с женой едут через границу. Документы у них оформлены не совсем безупречно.
— Вы можете доказать, что она — ваша жена? — спрашивает его пограничник.
Кон, вздыхая:
— Даю вам тысячу шиллингов, если вы докажете, что она — не моя жена!

У евреев есть обычай символически дарить молодоженам или тяжелобольным какую-то часть собственной прожи­той жизни. Так как подарок этот воспринимается вовсе не символически, то дарят лишь несколько часов или даже ми­нут.
На свадьбе один гость встает и громко говорит:
— Дарю невесте десять лет жизни!
Все замолкают. Потом кто-то спрашивает сдавленным голосом:
— Десять лет — собственной жизни?
— С какой стати? Разумеется, десять лет жизни моей жены!

Старая еврейка:
— Вот все жалуются, что мир стал совсем безнравственным. А по-моему, совсем наоборот. Раньше парни на улице прохода мне не давали, а теперь стали такие учтивые, уважительные — идут себе мимо…

— Шлойме, иди скорее к окну. Там медведь пляшет!
— Пускай. Чего ему не плясать! У него же нет жены!

Пляж в Довиле. Эстер, круглая, как мяч, перекатывается в мелкой воде. Потом оборачивается и сладким голосом кричит:
— Зигмунд, ты видел, как волна поцеловала меня?
— Видел, — соглашается Зигмунд. — И еще видел, как ее тут же стошнило!

Сара, в свадебном путешествии:
— Скажи, Ицик, с кем бы тебе больше хотелось быть: со мной или с твоей мамой?
— С каждой по пятьдесят процентов.

Еврей бежит через базарную площадь.
— Ты куда? — окликает его друг.
— К доктору. Что-то моя жена мне не нравится!
— Подожди, побежим вместе: мне моя жена тоже не очень…

Пятидесятилетний Кон собирается жениться на двадцатилетней. Друг пытается его отговорить:
— Слушай, Кон: когда тебе будет шестьдесят, ей будет тридцать, когда тебе будет семьдесят, ей — сорок. Ну, зачем тебе такая старая жена?

Кон, которому сорок лет, женится на двадцатилетней. Когда ему напоминают о разнице в возрасте, он говорит:
— Когда жена смотрит на меня, она себя чувствует на десять лет старше. Когда я смотрю на нее, я себя чувствую на десять лет моложе. Видите, как разумно Бог все устроил? Нам обоим — по тридцать лет!

Овдовевшему раввину советовали снова жениться. Он отвечал:
— Старая жена мне не нравится… И когда я вижу, как мне не нравится старуха, я могу представить, как я буду не нравиться молоденькой.

— Залман, придется нам навесить ставни на окна спальни. В доме напротив поселился молодой офицер, он может увидеть, как я моюсь!
— Подожди, Ривка, пусть он разок в самом деле это увидит. Может, тогда он сам навесит ставни на свои окна.

— Ицик, почему ты женился на такой некрасивой девушке?
— Ты знаешь, внутри она красивая.
— Тогда пускай вывернется наизнанку!

Молодой муж после свадьбы:
— То, что у тебя нет двух тысяч рублей, как обещал твой отец, а всего только тысяча, я тебе прощаю: в конце концов, где ты возьмешь остальные? Не воровать же!
То, что тебе тридцать, а не двадцать пять, как меня уверяли, я тоже прощаю: никто не может выбрать себе день рождения…
Но одно ты должна обещать мне твердо: чтобы больше ни на год старше!

Приунывшая жена — мужу, который вечно погружен в Талмуд:
— Ты совсем на меня не смотришь. Тебя интересуют только твои книги. Хотела бы я быть книгой…
— Я бы тоже этого хотел, — вздыхает муж. — Например, чтобы ты была ежегодником! (Календарь с литературными дополнениями, который с началом нового года выбрасывают.)

Иойне вечером вышел из дому. Он долго не возвращается; жена закрывает двери и ложится спать. В два часа ночи раздается стук в окно.
— Не пущу! — кричит жена.
— У меня с собой вино и печеная гусятина! — вкрадчиво сообщает Йойне.
Жена моментально вскакивает и открывает дверь. Перед ней стоит Йойне, пьяный и с пустыми руками.
— А где же гусятина и вино?
— В желудке, — отвечает Йойне.

Многодетная вдова вышла замуж за многодетного вдовца. Вместе они еще нарожали детей.
Муж возвращается домой, навстречу ему несутся адские вопли.
— Что случилось? — в испуге спрашивает он жену.
— А, ничего особенного, — успокаивает она его. — Мои дети и твои дети колотят наших детей.

— Моя жена целыми днями требует денег!
— Зачем ей так много?
— Я знаю? Я что, ей даю?

Кон хочет женить своего племянника. Он идет к шадхену — и обнаруживает у него в картотеке фотографию собственной жены.
Задыхаясь от ярости, он бежит домой.
— Успокойся! — говорит жена. — Это еще с тех времен, когда ты тяжело болел!

— Ребе, я хочу развестись!
— Причины?
— Причин много. Но самая главная: я женат!

— Доктор, помешательство — основание для развода?
— Нет, напротив: основание для брака.

— Развод стоит пятьдесят рублей, — говорит раввин.
— Так дорого? — ужасается еврей.
Раввин, вздыхая:
— Что значит дорого? Разведите меня с моей женой — и я заплачу вам в десять раз больше.

Леви объясняет раввину:
— Ребе, я хочу развестись с женой. Она холодная женщина и не любит меня.
Раввин посылает за женой Леви и велит ей, в его присутствии, поцеловать мужа. Поцелуй вышел долгий и жаркий.
— Видите, — говорит раввин, — эта женщина пылкая и любвеобильная!
— Не спорю, — отвечает Леви. — Только это жена Натана Леви, а меня зовут Исаак Леви.

Кон и его жена едут в экипаже по набережной Цветов в Ницце и смотрят, как молодежь бросает друг в друга розами. Тут Кон наклоняется к жене и мечтательно шепчет ей на ушко:
— Хотелось бы мне, чтобы ты была розой…
— Ах, ты сегодня такой галантный, — краснея, говорит она.
— …Ты даже представить себе не можешь, — продолжает Кон, — с каким бы удовольствием я бросил бы тебя подальше!

Благочестивые евреи, входя в дом и выходя из него, целуют мезузу на дверном косяке.
— Приходя домой, — говорит жена мужу, — мезузу ты целуешь, а меня — никогда!
— Ну, если бы ты висела на косяке, я бы тебя тоже целовал…

«Чтоб ты в землю лег!» — еврейское проклятие.
— Ты женился? И как вы живете с женой?
— Прекрасно. Только все время спорим с ней по аграрному вопросу.
— То есть как?
— Она говорит, чтобы я лег в землю, а я говорю, чтобы она…

В магазине одежды Кон просит рубашку сорок второго и пижаму тридцать седьмого размера.
Продавец удивляется — как это может быть, чтобы пижама была меньше размером, чем рубашка? Кон объясняет:
— Вы просто не знаете, какой я дома маленький…

— Хаим, давай завтра торжественно отпразднуем двадцатипятилетие нашей свадьбы!
— Нет, давай подождем еще пять лет и тогда отметим тридцатилетнюю войну.

Старый еврей собирается разводиться.
— И это после пятидесяти лет брака? — удивляется ребе.
— Ребе, она мне не понравилась сразу, когда я впервые увидел ее под хупой. (У набожных евреев часто бывало, что жених и невеста знакомились только на свадьбе.) Когда я сказал об этом моему отцу, он ответил, что не годится обижать невесту, развестись можно и позже. Но позже, когда я хотел развестись, выяснилось, что жена ждет ребенка. И каждый год у нас появлялось по ребенку. Когда наконец дети перестали рождаться, надо было думать о том, как выдать дочерей замуж. И вот вчера я выдал замуж самую младшую дочь. Сами подумайте, ребе: если не теперь разводиться, то когда?

Адвокат:
— Вы хотите развестись? Но подумайте: ваша жена подарила вам шестерых детей!
Клиент, гордо:
— Я подарков не принимаю!

Богатый еврей из Нуворишей ищет для дочери подходящего жениха. Он объясняет шадхену:
— Молодой человек должен быть, во-первых, набожным и, во-вторых, деловым.
Шадхен приводит кандидата. Будущий тесть сразу принимается экзаменовать его:
— Если в шабес ты найдешь кошелек с деньгами, как ты поступишь?
— Закон запрещает в шабес носить с собой деньги и даже касаться их, так что я оставлю кошелек на земле.
—  Такой зять мне не подходит, — объясняет шадхену богатый еврей. — Он не деловой человек.
Шадхен приводит второго кандидата. Услышав тот же вопрос, молодой человек отвечает:
— Хоть это и запрещено, деньги я на земле не оставлю.
— Этот юноша не благочестив, — строго говорит еврей.
Шадхен приводит третьего. Услышав вопрос, тот смеется:
—  Зачем ломать голову? Давайте сначала найдем кошелек, а потом будем думать, что с ним делать!
— Наконец-то правильный молодой человек! — обрадованно восклицает старый еврей.

Слово «мецие» на идише буквально значит «находка»; оно же употребляется в смысле «удачная сделка».
У зажиточного венгерского еврея очаровательная дочь на выданье. К тому же с огромным приданым. Но она мочится в постель и потому долго не может найти подходящего жениха. Наконец шадхен приводит симпатичного юношу. Вскоре играют свадьбу, и молодые уезжают в свадебное путешествие.
Через некоторое время мамаша получает письмо от дочери: «Дорогая мамочка, о мецие нет и речи: молодой человек в постель какает».

Дочка Розенталя хочет выйти замуж за актера.
— Об актере и речи не может быть! — бушует Розенталь. Тем не менее он соглашается пойти в театр, посмотреть на избранника дочери.
В середине первого акта он шепчет ей на ухо:
— Можешь выходить за него: никакой он не актер!

Кандидат в женихи — шадхену:
—  Как вы можете предлагать мне такое чучело! Допускаю, у нее есть деньги. Но такого уродства еще свет не видывал!
— Да… Чего ей не хватает, так это удачи…

Слепой Гольдбаум хочет жениться. Так как увидеть невесту он не может, ему приходится знакомиться с ней на ощупь. Идеал красоты для него — пышная женщина восточного типа. Когда он знакомится с очередной кандидаткой и пальцы его продвигаются все дальше и дальше, он восторженно восклицает:
— Неужели это все еще Роза?

Кон-младший телеграфирует из Нью-Йорка отцу: «Прошу согласия на помолвку зпт 800 000».
Кон-старший отвечает телеграммой: «Марок или долларов?»
Кон-младший: «Долларов».
Кон-старший: «Благословляю».

Янкель приходит к шадхену:
— Мне нужна жена. И пускай она будет красивой, богатой, умной, проворной и деловой.
— Если бы у меня была такая, я бы сделал не одну, а пять партий.

Йосель, малорослый, бедный и уродливый еврей, хочет жениться. Он говорит шадхену:
— Но учтите: девушка должна быть молодой, красивой и с деньгами.
— Слушай, Йоселе, чтобы такая девушка хотела выйти за тебя, она должна быть совсем мешуге (ненормальная).
— Я согласен, пусть будет мешуге!

Янкель, шадхену:
— Богатой ей быть не обязательно: я сам богат. Умной ей быть не обязательно: я сам умен. Проворной ей быть не обязательно: я сам проворен. Но порядочной она пускай будет!

— Сколько лет этой даме? — спрашивает жених у шадхена.
— Тридцать. Произвела она на вас впечатление?
— Да. Но впечатление у меня такое, что она много старше!

— Поверь, я женюсь на тебе вовсе не из-за твоих денег. Чем меньше денег, тем человек счастливей и свободней!
— Ах, как мы с тобой будем счастливы, дорогой! Вчера мой папа обанкротился.

Шадхен приходит к богачу Кону:
— Я слышал, ваша дочь выходит замуж. Не хотите выплатить мне небольшое вознаграждение?
— С какой стати? Вы и пальцем не пошевелили ради того, чтобы эта партия состоялась!
— Именно поэтому! Там, где я пошевелю хотя бы пальцем, никогда никакой женитьбы не будет.

— Ваша дочь еще не обручена? — спрашивают знакомые у торговки курами.
— Нет, — отвечает та. — С ней в точности, как с моими курами: щупают так, щупают этак, а покупать не покупают…

— Здравствуй, Грюн! Разреши представить тебе мою невесту.
Грюн отводит жениха в сторону и шепчет:
— Слушай, она же беременна!
— А какое мне до этого дело? Она же беременна не от меня!

Кон встречает в Венеции своего друга Грюна.
— Какими судьбами? — радостно восклицает он.
— Я в свадебном путешествии.
— Поздравляю! А где твоя жена?
— Послушай, кто-то ведь должен оставаться в лавке?

— Нет, правда, я тебе дело говорю: женись на ней! Она же так богата! Да, не спорю, она некрасива. Но что тебе до этого? Утром, когда ты уходишь, она еще спит. Вечером, когда возвращаешься, темно и она уже в постели. Когда тебе на нее смотреть? К тому же ты все время в разъездах, а она сидит дома. Так не все ли тебе равно, красива она или нет?
Молодой человек, уныло:
— Да… А в шабес, после обеда?

— Но она же косолапая! — говорит жених шадхену.
— Минуточку! Вы мне скажите, она хромала, когда сидела?
— Нет, конечно.
— А когда ела?
— Нет.
— А когда пила, читала, вязала?
— Да нет же…
— Вот видите! Она хромает, только когда ходит. И из-за этого вы хотите отказаться от всего остального?

— Ты хочешь жениться по любви? Тогда слушай меня внимательно. Я знаю одну девушку, у нее большое приданое, она единственная дочь у родителей, ей в наследство останутся фабрики… Да, там есть еще богатый дядя, и она тоже единственная наследница… И ты хочешь, чтоб я поверил, что в такую девушку ты не влюбишься с первого взгляда?

— Чего бы тебе больше хотелось: иметь шесть дочерей или шесть миллионов?
— Глупый вопрос! Конечно, шесть миллионов.
— Не такой уж он глупый. Если ты имеешь шесть миллионов, тебе хочется еще больше. А если у тебя шесть дочерей, тебе этого ох как достаточно!

Блох — претенденту на руку его дочери:
— Я не отдам свою дочь юноше, чье будущее не обеспечено.
— Господин Блох, если вы отдадите мне свою дочь, мое будущее будет вполне обеспечено!

— Папа, я не могу выходить замуж за этого господина.
— А ты думаешь, Еву кто-нибудь спрашивал, хочет ли она выходить за Адама?

Будущий тесть:
— Я отдаю вам свою дочь. Приданое, шестьдесят тысяч марок, я депонирую в банке.
— Я предпочел бы, – отвечает жених, — чтобы вы отдали мне шестьдесят тысяч, а в банке депонировали дочь.

Молодой Майер женился на дочери богача Кона. После свадьбы он жалуется на бирже:
— Приданое старый Кон оформил мне как кредит – а дочь свою сразу взвалил на меня!

Молодожен, вне себя, набрасывается на шадхена:
— Негодяй! Как же вы меня надули! Вы говорили, невеста хромает, что у нее дурная слава, что ее отец сидел в тюрьме, зато у нее две тысячи рублей приданого. На самом деле у нее всего двести!
— Ш-ш-ш, зачем так кричать? Что касается рублей, тут вы правы. Но ведь про все остальное я сказал вам чистую правду!

Кучера пригласили на смотрины в семью его будущей невесты. Он все время молчит, словно воды в рот набрал. Но когда разговор касается лошадей, он оживляется и говорит не умолкая.
— Пока речь идет о людях, он молчит, как лошадь, – рассказывает будущий тесть. – А когда заходит речь о лошадях, он разговаривает совсем как человек.

— Вы такой завидный молодой человек – а берете в жены такую отвратительную старую деву!
— Если вам нужна банкнота, вы же не смотрите, в каком году она напечатана.

— У меня для вас есть невеста: сто тысяч рублей!
— У вас есть фото?
— С каких это пор сто тысяч рублей нужно фотографировать?

Молодой Зак богатому Блюменталю:
— Господин Блюменталь, проявите сострадание, отдайте мне вашу дочь! Если она не будет моей, я лягу и умру.
— Что вы такое несете? Нет у меня никакой дочери!
— Что за негодяй этот Кон! Он мне сказал, что есть…

Молодому человеку предложили невесту из другого города. Он собирается туда поехать. Отец говорит ему:
— Если это в самом деле хорошая семья, хватит и пяти тысяч рублей. А если у отца репутация не очень, то поднимай выше и проси вдвое больше.
Молодой человек уехал. На следующий день от него приходит телеграмма: «Тате (отец) повешен зпт сколько требовать«.

— Одно мне в фрау Блох нравится особенно: то, что она не моя жена.

— Розали, сегодня я пригласил к нам на ужин молодого Вайсфельда.
— Чем ты думал? Дочь сбежала, дети больны, да еще твоя мамаша собирается приехать!
— Именно поэтому! Этот идиот собирается жениться, так пусть посмотрит, что такое семейная жизнь.





Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

1 ответ

  1. Впервые оставляю комментарий на этом сайте, хотя читаю его уже давно. Прекрасная работа, один из немногочисленных ресурсов в сети, которые действительно интересно читать в полном обьёме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *