Некоторые подробности службы в ЦАХАЛе



Солдат и работа — две вещи несовместные..?

« Скажите пожалуйста, Хайра, кем вы работаете?
Я не работаю. Я воин.»

А. и Б. Стругацкие, «Попытка к бегству»

Как и положено издревле, — с тех самых времен, когда первый вооруженный человек пришел к выводу, что если служишь в армии, то работать не надо, — военнослужащий Армии ОБороны Израиля (ЦАХАЛ) не имеет права работать.

Этот запрет распространяется как на непосредственное время службы, так и на свободное время. При этом, совершенно не важно где солдат его проводит: на базе, дома или в любом другом месте, будь то на территории Израиля или за границей.

Тем не менее, существует практика выдачи особого разрешения на работу, если она, — работа, — призвана помочь семье военнослужащего срочной службы, находящейся в тяжелом материальном положении.

Кроме того, разрешение на работу выдается (с обязательством соблюдать ряд условий и ограничений, да и то не всегда):
— солдату-одиночке (см. ниже);
— военнослужащим срочной службы старше 24-х лет;
— женатым солдатам;
— военнослужащим, несущий службу вахтенным способом (т. е. по принципу «неделя-неделя»: неделя в армии, неделя дома). Вахтенными являются повара, пожарные, спасатели, конюшие, охранники объектов и некоторые другие специалисты.

Если разрешение получено по всей форме, то в силу вступают тот самый список условий, оговорок и ограничений. Он весьма длинный и специфичный, поэтому нет смысла приводить его полностью; приведу лишь самые яркие замечания.

Например, работа не должна мешать военнослужащему исполнять свой долг перед Родиной, работа не является основанием для опозданий на службу, проявления неповиновения и/или неспособности выполнять приказы командования.

Работа ни в коем случае не должна наносить вред ЦАХАЛу, или доброму имени армии в глазах общественности. Так, солдату/солдатке категорически нельзя работать стриптизёром/стриптизёршей, проституткой (пусть и в официально зарегистрированном «массажном салоне»), охранником этого самого салона; нельзя нищенствовать, побираться, работать в любой форме на криминальные, неофашистские, и, — само собой, — террористические антиизраильские структуры. Военнослужащий не может работать в форме, на военной базе или у своего командира, а также на работе, требующей ношение и/или применение оружия. Солдат не может работать на «черных», унижающих честь и достоинство работах, и т. п.

Разрешение на работу не может быть дано в следующих случаях:
— работа противоречит интересам государства и/или правительственный структур, в любой форме чинит препятствия деятельности, что называется, «компетентных» органов, разведки и контрразведки, городских и муниципальных служб и т.п.;
— военнослужащий обучался за рубежом как минимум за два года до текущего момента, и его работа относится к той же области.

Просьба о разрешении на работу передается на рассмотрение командира, званием не ниже полковника. Каждая просьба рассматривается в обязательном порядке. Исключительные случаи находятся в ведении начальника отдела личных дел при Управлении кадров ЦАХАЛа. В тексте просьбе должны быть подробно указаны характер работы, оплата и часы занятости.

Согласно приказу по армии № 33.0115, военнослужащий ЦАХАЛа не имеет права работать до получения письменного разрешения под угрозой трибунала.

Считаем деньги в чужих карманах

«Гусары денег не берут!»

поручик Ржевский

Прежде чем начать разговор, оговорюсь, что военнослужащие срочной службы не получают зарплаты, хотя получаемое ими «жалование» на иврите обычно называют именно этим словом (“маскорет”).

Официально считается, что в ЦАХАЛе вместо того, чтобы выдавать солдатам средства личной гигиены, сигареты и т. п., выдаются деньги на их приобретение. И только на это. Вроде бы как не зарплата, а так, вроде как «на чай». А все потому, что, как писал великий Бен-Гурион, «Армия у нас домашняя, так как защищает свой собственный дом», а кто ж за такое берет деньги?!

Если же отбросить ханжество и двусмысленные пожатия плечами, то солдат ЦАХАЛа деньги получает именно за службу, и лично я не вижу в этом ничего позорного. Действительно, почему со времен римского полководца Гая Мария (жившего во II веке до н.э. и введшего денежное довольствие своим солдатам), военнослужащие всех стран служат и получают жалование, а мы, — типа такие идейные, — нет?! Несправедливо. «Любой труд должен быть оплачен», — как говорил Изнуренков из «Двенадцати стульев», а служба — это ого-го какой труд!

Словом, денежное содержание военнослужащих срочной службы выплачивается весьма аккуратно и “привязано” к индексу потребительских цен. На 2003 год оно составляло:
для рядового — 352 нов.шек. в месяц;
для мл. сержанта — 355 нов.шек. в месяц;
для сержанта — 357 нов.шек. в месяц;
для ст. сержанта/старшины — 359 нов.шек. в месяц;
для лейтенанта — 361 нов.шек. в месяц;
ст. лейтенант/офицер-выпускник академического резерва — 363 нов.шек. в месяц;
для капитана — 365 шек. в месяц.

Данных о жаловании более высоких чинов мне не удалось найти… Зато я располагаю сведениями о ежемесячных надбавках:

— “боевые” — 350 нов. шек. в день;
— за сверх нормы продолжительную службу в боевых частях — 263 нов.шек. в день;
— за обеспечение безопасности на территориях — 66 нов.шек. в день;
— боевая активность уровня A+ (боевые части в зоне боевых действий) — 158 нов.шек. в день;
— боевая активность уровня A (боевые части вне зоны боевых действий, особо удалённые базы) — 77 нов.шек. в день;
— боевая активность уровня Б (удалённые базы) — 54 нов.шек. в день;
— боевая активность уровня В (близкие базы) — 31 нов.шек. в день;
— офицеру-выпускнику академического резерва (на период срочной службы) — 306 нов.шек. в день.

В сумме получается весьма неплохо, хотя, конечно, до полноценной зарплаты не дотягивает. Впрочем, солдат/ка получают питание, уход и кров бесплатно, так что, жить и служить не только можно, но и нужно. Страна такая!

Баюшки-баю…

«Дайте воды напиться, а то так есть хочется, что даже переночевать негде».

Гоблин


Вообще-то, солдат любой армии мира во время прохождения срочной и сверхсрочной, — да все равно какой! — службы, должен спать в казарме. Надеюсь, не требуется объяснять почему?

Но у нас-то не просто армия, а израильская, что само собой уже к чему-то обязывает. Например, к более чем где бы то ни было гуманному отношению к собратьям, особенно, к солдатам. Поэтому, военнослужащий, временно не имеющий возможности проживать дома (теснота жилплощади, несвоевременный ремонт, столь же несвоевременная беременность, последствия теракта, последствия драки между родственниками, несовершеннолетнее «чудо в перьях», носящееся по квартире, как угорелое, соседи-маньяки, «русские проститутки», «марроканские бандиты», «кавказские наркоманы» и др. (нужное — подчеркнуть, не нужное — зачеркнуть и забыть!)), может получить разрешение на ночлег вне базы, подав соотв. заявление.

Наш страдалец, намахавшийся за день автоматом и наслужившийся в нарядах, а теперь очень хотящий спать хоть где-нибудь, должен обратиться в военный комиссариат (“кацин hа-ир”), находящийся в ближайшем городе. Военный комиссар направит военнослужащего в ближайшую гостиницу или общежитие, имеющие соглашение с армией. При себе иметь две копии соотв. заявления.

Полусонный военнослужащий передаст одну копию документа по месту ночлега, вторая копия, — заверенная ответственным (портье гостиницы, комендантом общежития), — сохраняется у военнослужащего. Наличие данного документа, вместе со справкой за оплату ночлега является необходимым условием для получения денежной компенсации. Только теперь наш солдат может спокойно вытянуть ноги на койке и уснуть сном разведчика: то есть, крепко, но чутко. Баю-бай…

И один в поле воин! Если он израильский.

«Пожалейте сироту бесприютныю! С малых лет жил в людях, ел не досыта, спал беспросыпа… Недосыпал вовсе я!»

Домовенок Кузя.

В ЦАХАЛе много солдат и офицеров.Это всем  известно, хоть их точное число и засекречено. Вроде бы как…

Все они служат по мере сил. Служат, надо признать, очень хорошо, ну, или в крайнем случае, просто хорошо. Это тоже всем известно, и возражения вызывает разве что у антиизраильски настроенных врагов отечества, которые и нам не друзья.

Но есть одна категория солдат, которая выделяется из общего ряда товарищей-пятнистошинельников. Это «одиночки», — гордые, как правило, хорошие и несчастные люди с «кривой» судьбиной.

А именно, это:
— военнослужащие, не имеющие ближайших да и просто близких родственников (родителей, детей, сестер, братьев, мужа, жену) в Израиле;
— военнослужащие, приехавшие из-за рубежа и не бывшие военнообязанными до приезда, при условии что их семья, из кого бы она не состояла, осталась за рубежом;
— военнослужащие, проживающие в одиночку, но имеющие ближайших родственников в Израиле, и, тем не менее, получившие статус «солдата-одиночка» (в порядке исключения).

Последнее малопонятно, и наводит на кой-какие мыслишки (чего это он при живой-то семье живет один? Он что — мизантроп, гомосексуалист, скрывающийся от кого-то / чего-то, тяжело больной… или просто живет, как юноша в американских кинофильмах, подальше от отчего дома?), но суть не в этом.

А в том, что солдат-одиночка имеет право на следующие льготы:
— ежемесячное пособие в размере зарплаты рядового (при этом не имеет значение в каком чине он сам), процентное участие армии в оплате арендной плате за жилье и коммунальных услуг (“ахзакат дира”). Пособие выплачивается вместе с зарплатой;
— единовременное пособие на бракосочетание, ибо брак — основа основ, залог залогов, порядок порядков, божья заповедь и просто во многом приятное дело.

С момента получения пособия военнослужащий утрачивает льготы солдата-одиночки, не теряя при этом сам статус. Это для того, чтобы он не козырял своей неприкаянностью, и не думал протянуть на ней до самого дембеля.

Во время отпусков и выходных солдат-одиночка имеет право на бесплатный ночлег в общежитии “Общества помощи военнослужащим” (“агуда лэ-маан hа-хаяль”). От случая к случаю, но, как минимум, раз в два месяца, этот военнослужащий имеет право на сутки отпуска — для устройства личных дел. Хотя суток на личную жизнь, — влюбиться, влюбить в себя и жениться, — достаточно только сказочным принцам/принцессам, но даже на этот отпуск разрешение даётся непосредственным командиром.

Кроме того, солдат-одиночка имеет право на отпуск, продолжительностью 30 календарных дней, для посещения семьи (ближайших родственников), находящейся за границей. Конечно, только если эти самые ближайшие родственники не прибывают / не имеют постоянного жительства в арабских (враждебных) Израилю странах. Этот отпуск предоставляется в рамках отсрочки от службы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Солдату-одиночке, отправляющемуся за границу, будет предоставлена возможность воспользоваться самолетами ВВС ЦАХАЛа (конечно, если есть попутный полёт в дружественную страну, с которой есть договор о взаимном пользовании воздушным пространством). Тоже касается и случая, когда есть необходимость вылететь за границу на похороны ближайшего родственника / члена семьи.

Военнослужащий или призывник, желающий подать просьбу о предоставлении статуса «солдата-одиночки», должен обратиться к координатору по условиям службы (“ракезет ТАШ”) по месту службы или на базе приема и распределения (“басис клита вэ-миюн”) и заполнить соответствующие бланки. Как правило, следует отказ, хотя, всяко бывает…





Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

1 ответ

  1. Aleks Megen:

    Артём, спасибо!
    Все желающие могут по твоим статьям очень неслабо ознакомиться с жизнью израильской армии! :cool:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *