Невидимая империя (часть первая)


предлагаю вашему вниманию большую (потому разбитую на три  части) публикацию, источником которой является одноименная статья Дмитрия М. Эпштейна, напечатанная в общественно-политическом приложении к газете «Вести» (Израиль), 20.04.2006 г.

Остроконечные колпаки, пылающие кресты, линчевание чернокожих, загадочные ритуалы, название, звучащее подобно клацанью ружейного затвора… Ку-Клукс-Клан давно уже стал притчей во языцех, хрестоматийным примером массовой ненависти, темным пятном на американской истории, и истинная история этой организации, отнюдь не всегда являвшей собой материальное воплощение расизма, давно уже погрязла в болоте легенд. В этом году тайному обществу, о существовании которого знают все, исполнилось 140 лет.

Странники в ночи

Для возникновения любой обладающей идеологией организации требуются объективные предпосылки, обусловленные состоянием общества. Объективные предпосылки для создания объединения вроде Ку-Клукс-Клана существовали – однако появился он на свет, по сути, благодаря случайному стечению обстоятельств. Хотя обстоятельства были самыми что ни на есть серьезными: Гражданская война в США полностью опустошила Юг – и материально и морально. Но если бытовые лишения гордые южане еще могли пережить, то с растоптанной сапогами северян честью дело обстояло намного сложнее.В южных штатах царили разброд и шатание – в прямом смысле. Освобожденные из рабства негры не знали, куда себя девать и как себя прокормить, и частенько занимались разбоем. Нередко на большую дорогу выходили и разорившиеся фермеры. Возвращавшиеся домой солдаты мародерствовали.
Все это казалось вполне естественными последствиями войны, и потому злоба обездоленных южан обернулась против тех, кого они уничижительно именовали скалауогами и карпетбеггерами, – против белых соседей, которые во время войны поддерживали федеральное правительство, а теперь мстили за свои страдания, и торговцев и политиков с Севера, которые после войны рванули в теплые края, дабы на скорую руку сколотить финансовый и общественный капитал.
Победителям заработать на Юге можно было без труда – особенно политический капитал, поскольку представители прежних властей стали никем. Прежде уважаемые люди отныне не имели права занимать какие бы то ни было должности и, более того, не имели права на защиту собственной жизни, о чем прямо заявил губернатор Теннесси. И добавил, что единственное право, которым обладали конфедераты, на протяжении нескольких лет попиравшие права сторонников единого государства, – это право на повешение.
Назвать подобные высказывания простой риторикой ни у кого язык не поворачивался, так как южан, не желавших подчиняться Белому дому, попросту лишили всех гражданских прав. Временно – до тех пор, пока по решению республиканцев-радикалов южные штаты не будут реформированы и заново приняты в федеральный союз. «Исправительный процесс», Реконструкция, сопровождался насилием как со стороны прежде униженных белых, так и со стороны черных: они учредили милицию, которая вместо наведения порядка занималась сведением счетов. Правда, в отличие от белых, черных в силу их суеверности легко было напугать – и более всего их пугали облаченные в светлые балахоны всадники в ночи. К миру духов, впрочем, полуночные наездники никакого отношения не имели.
Всадников этих поначалу было шестеро. Шестеро принадлежавших к зажиточным семьям молодых людей из городка Пуласки, что в Теннесси, неподалеку от границы, с Алабамой, собрались в канун Рождества 1865 года исключительно для того, чтобы поразвлечься. Выпив, они решили создать клуб наподобие студенческих братств. Название для сообщества придумали самое что ни на есть простое: сначала его нарекли, Кругом, для пущей загадочности воспользовавшись греческим словом «куклос», потом обозначили родство душ прибавлением шотландского термина «клан», а затем преобразовали получившееся сочетание в еще более туманное Ку-Клукс-Клан. О созвучии названия тайного общества с клацаньем ружейного затвора никто даже не думал, поскольку парни и не собирались вооружаться – для пугания прохожих белыми балахонами и колпаками, дикими воплями и иными бесхитростными проделками, которые в наши дни расценили бы как мелкое хулиганство, оружие не требовалось.
Но через пару месяцев, когда число членов Клана значительно разрослось, выяснилось, что чернокожие принимают молодых повес за привидения (этакие белые назгулы!) и стали много меньше шастать по ночам. Как следствие, уровень преступности там, где работали ребята из ККК – так сокращенно именовали новую организацию, – существенно снизился.
И это обстоятельство не могло пройти мимо внимания политиков. Только вместо того, чтобы потворствовать проделкам, способствовавшим поддержанию порядка, они отдали милиции приказ открывать по шутникам огонь. Тогда-то клановцы и взялись за ружья, и шутки кончились. Отныне клан противостоял новым властям.

бюст Натана Бедфорда Форреста, первого Великого Мага ордеоа ККК

Новая задача обусловила новые правила игры. Дотоле разрозненные группы ККК пришли к выходу о необходимости объединения усилий, и направили приглашение возглавить клан отставному генералу Роберту Ли, главнокомандующему сил южан в Гражданской войне. Но пожилой полководец отказался, хотя и сказал, что молодые люди могут рассчитывать на его поддержку – если их империя, как он выразился, будет совершенно невидимой, – и посоветовал обратиться к другому генералу, славному кавалеристу и партизану Натану Бедфорду Форресту, который в апреле 1867 года на состоявшейся в Нэшвилле церемонии стал Великим магом Ордена Ку-Клукс-Клана.
Четкая структура превратила аморфные клубы любителей повеселиться в сильную организацию, и с этим нельзя было не считаться. Более того, организацию, запугивавшую негров, политиков и просто неугодных клановцам людей, оказалось невозможно уничтожить даже в зародыше, ибо члены Клана присутствовали и во властных структурах, особенно после того, как конфедератская элита получила соизволение вернуться во власть, – масонов среди аристократов водилось немало, и они знали толк в тайных манипуляциях.
Правда, к убийствам ККК прибегал не слишком часто, однако сие упущение с лихвой компенсировали другие оппозиционные федеральному правительству группировки, да и сами республиканцы время от времени натягивали балахоны и бесчинствовали от имени Ку-Клукс-Клана, дабы настроить население против него (!)
Но бесчинства противоречили обозначенным на Нэшвиллской конвенции в так называемых Скрижалях целям тайного общества:
«Защищать слабых, невинных и беззащитных от унижения, несправедливости и произвола, от беззакония, насилия и жестокости, нести облегчение оскорбленным и угнетенным, помогать страждущим и несчастным, в первую очередь вдовам и сиротам солдат Конфедерации;
Охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов.
Способствовать исполнению конституционных законов и защищать людей от незаконного ареста и суда, кроме как если таковые вершатся людьми равными преследуемым и в соответствии с местными законами».
Подразделения на белых и черных в заявлении о намерениях не содержалось – разделение здесь проходило в той плоскости, выводя на первый план конфедератов. К южанам, а не неграм относилось и определение «угнетенные». Другими словами, под вуалью пристойности и благородства лидеры ККК скрывали план сопротивления Реконструкции. В Скрижали был внесён наряду с целями список вопросов, которые следовало задавать новобранцам Ку-Клукс-Клана, и вот в этом-то списке и присутствовали такие формулировки, как «Выступаете ли вы против равенства негров – социального и политического?» и «Поддерживаете ли вы правление белого человека?».

рисунок с изображением трех ку-клукс-клановцев "при исполнении". Миссисипи, сентябрь 1871 г.

Тем не менее, внешне Клан пытался вести честную игру, устраивая своим жертвам судилища и позволяя прибегать к помощи защитников, причём суду подвергались лишь люди, повинные – вне зависимости от цвета кожи – в серьезных преступлениях вроде убийств, изнасилований и поджогов, а также в коррупции. Другие организации в такие тонкости не вдавались, и ККК, обнародовав предварительно предупреждающий указ, открыл охоту на чужаков, прикрывавшихся его именем и убивавших невинных негров.
Естественно, Ку-Клукс-Клан был объявлен вне закона – однако борьба не на жизнь, а на смерть продолжалась. Число членов организации в течение пары лет достигло 400 тысяч, и в ночных столкновениях между фигурами в балахонах и солдатами в мундирах иногда принимали участие сотни человек, причем в боях была задействована артиллерия (!)
Забавно, но в рядах Клана встречались и чернокожие бойцы, жаждавшие если не восстановления прежнего, очень удобного порядка, то хотя бы просто нормальной, размеренной жизни. Только вот стоило ли вести речь о нормальной жизни, если под остроконечными колпаками нередко скрывались лица видных общественных деятелей, которые при свете дня призывали к законности?
Американский Юг набухал новым восстанием, и чем жестче были правительственные меры, обращенные против действовавших под покровом ночи бунтовщиков, тем сильнее становилось сопротивление. Дело дошло до Белого дома: в 1869 году только-только избранный президентом Улисс Грант попросил Великого мага о тайной встрече. Грант и .Форрест, сражавшиеся друг с другом всего несколькими годами ранее, на сей раз намеревались приложить все усилия, для того чтобы новой войны избежать. Глава государства согласился вернуть южанам отнятые у них конституционные права и вывести из южных штатов федеральные войска в ответ на обещание главы Ку-Клукс-Клана распустить организацию.
Осуществить намеченное оказалось нелегко, поскольку Натан Форрест не обладал ни малейшим влиянием на независимые террористические группировки, противостоявшие реконструкции союза США, – и все же отдал своей организации приказ о самороспуске, заявив, что она «отвратилась от своих изначально благородных и патриотических целей», – а Улисс Грант не мог пустить процесс нормализации жизни на самотек, тем более что ККК пользовался на Юге слишком уж широкой поддержкой. Настолько широкой, что суд присяжных практически всегда оправдывал участников линчеваний, несмотря на неоспоримость доказательств, и в 1870-м попытка губернатора Северной Каролины Уильяма Холдена использовать против Клана милицию привела к поражению решительного политика на выборах.
Посему годом позже президент и конгресс санкционировали Акт о гражданских правах, который был построен на уложении, выработанном в Северной Каролине. Этот закон предписывал местным властям применять против «ночных призраков» самые суровые меры и строго воспрещал полуночные разъезды в масках.

"белые назгулы"

По Югу прокатилась волна арестов, однако из сотен задержанных членов Клана за решеткой оказались лишь немногие. Тем не менее ККК исчез – не потому, что его руководители устрашились наказания: организация попросту себя изжила. К тому же, как заметил навестивший в те годы Джорджию репортер, «Ку-Клукс – не организованная банда лицензированных преступников, однако люди, совершающие преступления, именуют себя Ку-Клукс». Истинный Клан выполнил свое предназначение, поскольку во многом благодаря его деяниям демократическая справедливость восторжествовала. Официально – и для белых, и для, в соответствии с Актом о гражданских правах, черных. Правда, на ближайших выборах белые демократы без труда разгромили республиканцев, задействовав в качестве одного из предвыборных методов террор против негров, которых избивали и не пускали на избирательные участки, а то и вешали. По возвращении на привычные места бывшие рабовладельцы сумели провести законы, отменявшие большинство правовых завоеваний чернокожего населения, в том числе право голоса. Так было положено начало восьмидесятилетней системе сегрегации. Но как бы то ни было, Ку-Клукс-Клан сделал свое дело – сложно сказать, черное или белое – и ушел. Ушел, чтобы подобно всем темным силам вернуться.

продолжение следует…



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *