Еврейская музыка. Часть вторая


Зарождение и развитие синагогальной музыки (I тыс. н. э.)

Катастрофа 70 г. ознаменовала собой конец периода, в котором средоточием культовой музыки был исключительно Храм. В его отсутствие (длящееся до сих пор) этот жанр не пропал, но переродился в синагогальную музыку. Процесс этот был весьма длительным, сложным, не обходилось без трений и разного рода перипетий…

Синагоги, как молитвенные дома и места собраний общин, возникли почти сразу же после возвращения евреев из вавилонского пленения, как в Эрец-Исраэль (на местах), так и тем более в диаспоре, никоим образом не конкурируя с Иерусалимским Храмом. После же окончания Иудейской войны их роль и значение существенно возросли: синагоги стали центрами всей духовной жизни евреев, очагами культурной, воспитательной и общественной деятельности общины. Как некогда в Храме, в синагогах регулярно читались Тора и некоторые книги ТАНАХа.

Но, как не трудно догадаться, культовое служение стало качественно иным: жертвоприношение было заменено молитвой (т.с. «порывом сердца» («авода ше-ба-лев»)), выражавшей богатый комплекс переживаний и чувств как всей общины, так и каждого молящегося в отдельности. Эти изменения отразились на синагогальной музыке: отказавшись от торжественности и блеска, присущих храмовой литургии, она приобрела большую психологическую углубленность и личностную окраску. Крометогго, в отличие от той же храмовой, синагогальная музыка стала исключительно вокальной и оставалась таковой на протяжении многих последующих столетий.

В заключение вводной части, замечу, что полноценно-научное изучение ранней синагогальной музыки началось на рубеже XVIII-XIX вв., в частности, благодаря походам армии Наполеона на Ближний Восток, когда удалось записать в синагогах Каира и Дамаска образцы этого уникального вида мирового искусства. В 1917 г. в Каирской генизе были обнаружены рукописи Овадии ха-Гера, прозелита из Нормандии, записавшего (а, возможно, и сочинившего) несколько музыкальных произведений. Это были пиюты (см. ниже) на смерть Моисея, и псалмодии (см. ниже) по книгам Иова, книги Притчей Соломоновых, и пророка Иеремии…

Псалмодии

Для публичного чтения Торы и других текстов Священного Писания в древности возник и выработался особый вид литургического речитатива – плавное соединение собственно чтения вслух с протяжно-распевной декламацией. При этом мелодика и ритмика оказались всецело подчинены смысловому значению и структуре текста. Впоследствии такую манеру чтения нараспев стали называть кантилляцией (от латинского cantillo – «тихое пение»).

Кантилляцию псалмов назвали псалмодией (соединеие вполне понятных греческих слов «псалом» и «ода»), а в литургической практике возник особый стиль исполнения – псалмодическая речитация, которая отличалась строгой эмоциональной сдержанностью (нарочито в противовес «мирскому» пению). При речитации допускались разного рода украшательства мелодии («мелизматика») и элементы импровизации.

Впоследствии в диаспоре сложились три оси стиля псалмодий, характерных для трех крупных еврейских общин – йеменской (наиболее древней и консервативной), сефардской и ашкеназской. Стиль псалмодии сефардских, да и вообще восточных еврейских общин, бесспорно, испытал влияние арабской музыкальной традиции. Ашкеназская псалмодия – самая поздняя, более чем явнеор находившаяся под влиянием европейской культуры XIV — XV вв.

Пиюты

Во второй половине I тыс. н. э. получил распространение музыкально-поэтический жанр, названный пиютом и представляющий собой чаще всего гимн религиозно-ппрославляющего характера.

Совокупность пиютов, а также манеру их исполнения называли пайтанут, а сочинителя – пайтан; часто пайтаны были и исполнителями гимнов.

Отличительным признаком, так сказать, «визитной карточкой» пиюта стало доминирующее значение напева в ущерб смысловой нагрузке, изложенной в поэтическом тексте.

Имена пайтанов, к которым члены общины предъявляли все более и более высокие требования, вскоре стали широко известными. Наиболее знаменитыми из них были Иосе бен Иосе и Эльазар Калир (IV — VII вв.). Пиюты сочиняли выдающиеся писатели и ученые средневековья – Саадия Гаон, Раши, Маймонид; известны 350 пиютов крупнейшего еврейского поэта Испании Иехуды ха-Леви.

Хаззанут

Развитие синагогальной музыки потребовало появления на рубеже VIII — IX вв. должности хаззана – профессионального певца, исполнителя (зачастую, импровизатора) новых и традиционных молитв, творимых устами одного и воссылаемых от имени всех присутствующих на этот момент в синагоге, всей общины и даже всего народа. Последние два момента подвигли евреев на еще одного название хаззана – «шелиах циббур» (посланец общины, сокр. ШАЦ), а в не-еврейской среде Европы его называли кантором.

Хазан должен был обладать достоинствами настоящего артиста: хорошим голосом, четкой дикцией, сценическим обаянием, и, понятно, житейско-бытовой праведностью, — быть, что называется, «достойным еврем».

С IX в. укоренилась традиция официального вступления хаззана в должность, хотя часто его обязанности передавались от отца к сыну, получавшему домашнее профессиональное образование. Если же такового не было и приходилось брать ученика со стороны, то такой ученик обычно женился на дочери своего учителя или коллеги. Это привело к зарождению цеха (почти что замкнутой касты) хаззанов.

Система канторского пения (хаззанут, хаззания), как очевидно, развивалась по-разному в ашкеназских и сефардских общинах; различия сохраняются по сей день. Однако для любой общины характерные черты такого пения были напряженная эмоциональность, пафос, богатство орнаментики, и некоторая (в меру таланта) театральность.

В рамках хаззанута выработались специфические черты стиля исполнения и музыкального языка, основанные на своеобразной ладовой системе. За определенными обрядами, — а иногда и за отдельными молитвами, отрывками священных тестов и пр. — закрепился ряд ладо-мелодичских моделей. На их основе хаззан строит мелодию, импровизируя и видоизменяя ее по-своему, опять таки, в меру своего таланта.

В разных общинах эти ладо-мелодические модели называют по-разному – штайгер, модус, густ, макам и т. д. Иногда они связаны строго с определенной молитвой и носят соответствующие названия, например, «Ахава рабба» (разновидность фригийского лада), «Иштаббах» (разновидность натурального минора), «Адошем малах» (вариант миксолидийского лада), «Якум пуркан» (разновидность дорийского лада) и т. д.

Некоторые лады пришли в еврейскую музыку из ирано-арабской культуры, некоторые, — позднее, — из европейских культур: испанской, румынской, украинской, венгерской.

В молитвенных напевах, создававшихся хаззанами, постепенно проявлялись черты мелодики в современном значении этого слова. Одна из первых распетых молитв была «Амида» (X в.), в дальнейшем музыкальной интерпретации подвергались и другие молитвы: «Нишмат Кол Хай», «Барух ше-амар», «Коль Нидрей» (традиционная мелодия последней, принятая в ашкеназских общинах, одна из наиболее величественных в еврейской литургии).

Еврейское музыкальное письмо.

Начиная с VI в. в различных общинах делались попытки записи псалмодических напевов. Для этого применялись кантилляционные знаки – невмы (прообраз современных нот), явственно заимствованные из византийских источников V в.

Система невм постепенно совершенствовалась, но лишь к середине X в. масореты [1] из Тверии выработали общеупотребительную систему знаков, получивших название «таамей ха-микра» («масоретские акценты»; эти же знаки отмечали ударение и служили препинаниями). Система масоретского музыкального письма применяется в литургии и сейчас, хотя в разных общинах интерпретируется по-разному, в зависимости от исторически и культурно сложившихся традиций. Общее количество применяемых знаков колеблется между десятью и двадцатью восемью.

Замечательным вкладом в развитие мировой музыки стало изобретение в первой половине XI в. итальянским монахом (как установлено, еврейского происхождения) Гвидо д’Ареццо четырехлинейного нотного стана. Ему приписывают также создание оригинального метода чтения нот с помощью «гвидоновой руки»[2]. Этот метод широко применялся (в частности, у еврейских музыкантов) вплоть до XVII в.

продолжение следует


[1] Масореты – группы еврейских писцов-книжников, сосредоточенные главным образом в Иерусалиме, Тверии и Вавилонии, которые в период с VII по XI век восстанавливали традиционное произношение библейских текстов и вырабатывали систему диакритики (различного рода надстрочных, подстрочных, реже внутристрочных знаков, применяемых для изменения или уточнения значения других букв; в частности, для обозначения пропущенных гласных букв).

[2] «Гвидонова рука» — старинный метод облегчения чтения нот, приписываемый Гвидо д’Ареццо (ок. 990 — ок. 1050). Суть его в том, что весь употребительный в то время звукоряд от Г (G) до ЕЕ (е2) условно размещались в определенном порядке на суставах и кончиках пальцев левой руки; самый высокий звук, употреблявшийся относительно редко, учащийся представлял себе над кончиком среднего пальца. Прикасаясь к суставам и кончикам пальцев левой руки указательным пальцем правой, учащийся букв. «по пальцам» высчитывал интервалы, гексахорды, мутации (переходы) из одного гексахорда в другой. Со временем «гвидонова рука» вышла из употребления.



Как скачать?

1 Response

  1. Aleks Megen:

    Замечательная статья! Спасибо большое!
    Очень информативная, познавательная и доступно написанная!

    Ждем продолжения :cool: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *