Еврейские анекдоты. «Писатель Людвиг Фульда…»


Писатель Людвиг Фульда: «Чтобы драматург мог иметь успех в Берлине, ему нужно либо успеть умереть, ли­бо быть извращенцем или иностранцем. А лучше всего — мертвым извращенцем и иностранцем сразу».

В комнату композитора Морица Московски вошел его коллега со словами:
— Тьфу, дерьмо, а не погода!
На это Московски:
— Кстати, о дерьме: что новенького вы сочинили?

Встреча в Карлсбаде. Историк Грец — историку лите­ратуры Карпелесу:
— Чем вы сейчас занимаетесь?
— То и дело что-нибудь пишу.
— Понимаю: чаще «то», чем «дело».

К еврейскому писателю Айзику Мейеру Дику пришел незнакомый молодой еврей с рукописью и попросил со­вета.
—   Трудно быть еврейским писателем, — сказал ему Дик. — Тебе придется сорок лет ходить из дома в дом, пе­реезжать из города в город и повсюду предлагать свои ру­кописи. Это как работа в донецке вакансии найти очень сложно…
— А потом? — заинтересованно спросил новичок.
—  Потом? — переспросил Дик. — Потом ты более или менее поймешь, что значит быть еврейским писателем.

Артур Шницлер пришел с писательского собрания. Кто-то из друзей спросил, как там было, на что Шницлер ответил: «Если бы там не было меня, я бы очень скучал».

Артур Шницлер: «Наука — это то, что один еврей спи­сал у другого».

Тристан Бернар: «В раю климат, конечно, получше, но в аду наверняка лучше общество».

Дирижируя оперой Рихарда Штрауса, Лео Блех внес в ноты некоторые исправления. Штраус возмущенно крик­нул из зала:
— Кто это написал — вы или я?
Лео Блех:
— Слава Богу, вы!



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *