Еврейские анекдоты. «Разговаривают в поезде два еврея…»


Разговаривают в поезде два еврея.
—  У меня дела идут — хуже некуда. Я торгую вразнос, бьюсь как рыба об лед, а семья моя все-таки голодает. Мой пример буквально подтверждает слова, что хлеб свой на­сущный человек добывает в поте лица своего.
— А я вот живу как раз за счет чужого пота.
— Вы — капиталист, вы — кровопийца!
Второй еврей, весьма удивленный:
— Какой капиталист? Я банщик.

Маленький бродячий цирк приехал в городок в Гали­ции. Бедный еврей наблюдает, как ставят шатер.
—  Хочешь немного заработать? — спрашивает его ди­ректор цирка. — Тут у меня лев сдох. Ты мог бы надеть его шкуру и изобразить перед публикой пару номеров.
Еврей с радостью соглашается.
Вечером он, обряженный львом, гордо выходит на аре­ну. И вдруг видит: навстречу ему движется огромный мед­ведь. Еврей в ужасе вскрикивает:
—  Шма Исроэл! («Слушай, Израиль!», начальные слова молитвы, которые евреи произносят в минуту опасности.)
Медведь вполголоса отвечает:
—  Адонай Элохейну, Адонай эход! (Продолжение той же молитвы: «Господь Бог наш, Господь един».)

—  Я от всей души советую вам купить дом на берегу Днестра, — уговаривает маклер покупателя. — Во-первых, прекрасный вид на реку, а во-вторых, подумайте, как это замечательно — жить так близко от воды! Можно прямо в саду стирать белье, можно купаться, плавать, кататься на лодке, а зимой кататься на коньках!
Покупатель, недоверчиво:
— Все это прекрасно, но есть и недостатки. Взять хотя бы весеннее половодье…
Маклер, с жаром:
—  Ну чего вам бояться половодья? Где дом — и где Днестр?

У Варшавера есть какие-то акции, которые внушают ему опасение.
— Завтра с двенадцати до двух пройдет общее собрание акционеров, — говорит он своему служащему. — Поезжай­те туда и сразу после двух часов телеграфируйте, что про­исходит.
На следующий день в пять минут первого от служаще­го приходит телеграмма: «Немедленно продавать».
Когда служащий возвращается, Варшавер хвалит его:
— Вы спасли меня от больших убытков. Но как вы ухи­трились послать телеграмму так рано, когда на бирже никто еще и понятия не имел, как обстоят дела?
— Председатель, — объясняет служащий, — открыл об­щее собрание словами: «К сожалению…» И все стало ясно.

— Сколько стоят эти брюки?
— В нашем магазине твердые цены. Поэтому я не скажу вам ни двадцать, ни восемнадцать, ни шестнадцать рублей. Но меньше чем за пятнадцать я брюки вам не продам.
— А я не скажу вам ни пять, ни семь, ни девять рублей. Но дороже, чем за одиннадцать, я эти брюки не куплю.
Хозяин, приказчику:
— Хаим, заверни брюки!



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *