Еврейские анекдоты. «— Вы были в опере…»


—  Вы были в опере, господин Розингер? И что вы ви­дели?
— Что видел? Циффер сидел в ложе с совсем молодень­кой шиксой (девушкой-нееврейкой).
— Я не о том! Я спрашиваю, что вы слышали?
— Что слышал? Ладно, скажу по секрету: Брухбанд ско­ро обанкротится.

Слова «быть» и «бить» в славянских языках звучат похо­же. Тамошние евреи говорили на идише и в славянских язы­ках зачастую делали ошибки.
Брухбанд под вечер спешит домой. Навстречу ему идет приятель и спрашивает:
— Откуда это ты?
— Из театра.
— И что там давали?
— Яичницу.
— Ну что ты несешь!
—  Погоди-ка: не яичницу, а омлет. То есть нет, вспом­нил: «Гамлета».
— Вот оно что! Ну и как тебе — понравилось?
— Очень.
— А что, спектакль уже кончился?
— Где там, только что начался!
— Почему же ты пошел домой?
— А что мне еще оставалось? Дело приняло крутой обо­рот. Один вышел вперед и как закричит: «Бить или не бить?» Вот я и подумал: а если решат бить, то с кого нач­нут? Конечно, с евреев! Потому и ушел.

Иойне смотрит в театре «Марию Стюарт». Дела коро­левы идут все хуже, и Иойне заливается горючими слеза­ми. Внезапно ему приходит в голову мысль: «Боже мой, что я делаю? Я ее не знаю, она меня не знает — с чего же мне так волноваться?»

Шмуль с женой были на «Фаусте». По дороге из теат­ра домой Шмуль размышляет вслух:
— Туманная какая-то пьеса. Самого главного так и не объяснили: что эта девушка — ну, Гретхен — сделала с дра­гоценностями, которые ей Фауст подарил?

Когда в вашей жизни появляется кроха — сыночек или доченька, то очень хочется оставить максимум памяти о его самых ранних моментах жизни. Слепки детских ножек и ручек — это прекрасная возможность в объемном виде сохранить слепки ручек и ножек, это гораздо лучше чем фотографии, звуко и видеозапись. А также такой набор — отличный подарок близким и друзьям.



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *