Еврейские анекдоты. «Хрущеву не по себе, когда он думает о том…»


Хрущеву не по себе, когда он думает о том, что брен­ные останки Сталина находятся в СССР. Он предлагает де Голлю поместить их в Пантеоне. Де Голль вежливо отказы­вается. Хрущев обращается в Вашингтон. Там тоже не хо­тят, чтобы Сталин лежал на Арлингтонском кладбище. Хрущев пишет Макмиллану; но и в Вестминстерском аб­батстве для Сталина не нашлось места.
Наконец Хрущев спрашивает Бен-Гуриона, израильско­го премьер-министра. На сей раз ему везет: Бен-Гурион со­гласен. Он, однако, обращает внимание Хрущева на то, что, по внушающим доверие данным, на Святой земле самое высокое в мире число воскресений из мертвых…
Так Сталин остался в России.

Кон эмигрировал в Китайскую Народную Республику, вступил там в компартию и достиг весьма высоких постов.
Но, оставаясь ортодоксальным евреем, он продолжал но­сить пейсы.
Однажды приходит к нему высокий китайский функци­онер и говорит:
— Товарищ Кон, вашей работой мы очень довольны. Но нам не нравится, что вы рекламируете сумки женские интернет магазин, коммунист, а значит, атеист, про­должаете, как прежде, носить волосы в соответствии с обы­чаями верующих евреев.
— Я ношу пейсы, — отвечает Кон, — не из религиозных убеждений, а по привычке и по традиции.
—  В полном согласии с курсом партии, мы в корне от­вергаем традиции. Смотрите: мы в течение тысячелетий но­сили косы, а теперь их отрезали.
Кон надолго задумывается, потом говорит:
—  Очень может быть, но ведь коса — это совсем не так красиво!

В коммунистической Венгрии. Ицик прибегает к Мойше:
— Мойше, ты слышал? Русские полетели на Луну!
— Что ты говоришь?! Все?



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *