Израильский армейский юмор


Мы уже говорили, что израильский армейский юмор нель­зя упоминать, что называется, через запятую вместе с ар­мейскими анекдотами евреев Восточной Европы. Это сразу бросается в глаза, даже если обе группы анекдотов по содер­жанию и форме почти полностью соответствуют друг дру­гу. Глубокое различие между ними обусловлено как раз тем, что для евреев Восточной Европы война, а значит, и воен­ная служба были лишены какого-либо смысла. Во-первых, в большинстве стран Восточной Европы евреи не имели гражданских прав и часто становились объектом организо­ванной сверху резни (таким способом власть «успокаивала» недовольство масс). Во-вторых, прошедших талмудическую школу евреев не так легко было заразить военной истерией и подвигнуть на убийство: они склонны были считать, что вражеская сторона — это тоже люди, которые заслуживают сострадания. Следствием этого у евреев стало отвращение ко всему военному, и отвращение это отложилось в сотнях анекдотов.

Другое дело — Израиль. Здесь евреи, ценой огромных жертв и безоговорочной самоотдачи, построили на древней земле предков собственную страну — и, если этой стране угрожает опасность, готовы бороться и умирать за нее. Они уже многократно доказали: несмотря на то что столетиями они были отчуждены от воинской службы, тем не менее их не покинуло бесстрашие Маккавеев, которые в свое время освободили страну от ига селевкидов, или соратников Элиезера и Бар-Кохбы, поднимавших евреев на последние вос­стания против римлян.

Если еврейский армейский анекдот попробовать перене­сти в неизменном виде из Восточной Европы в Израиль, сра­зу станет очевидно, что, оторванный от своей социальной и метафизической основы, он потеряет смысл и станет абсурд­ным. Его глубинная мудрость исчезнет, он превратится в са­моцельное, почти сюрреалистическое зубоскальство. В Вос­точной Европе люди смеялись над армейским анекдотом, потому что его содержание было очень созвучно их настрое­ниям. Теперь они смеются, потому что оно не соответствует их настроениям. Столь долго анекдот этот может сохранять­ся как воспоминание только в условиях востока Европы. Он живет и умирает вместе с иммигрантами из Восточной Ев­ропы. Израильская молодежь его не воспринимает. И скоро его никто уже не будет воспринимать.

Отчасти это относится и к «цивильному» анекдоту из Израиля. Он также живет почти исключительно в своих свя­зях с диаспорой. Анекдот этот показывает талмудического еврея, которому чужда активная деятельность, и он выгля­дит смешным, скажем, в сельскохозяйственной среде (на­пример, вместо того чтобы доить корову, он ставит ей ведро и говорит: «Ну, ну, ну!»). В основе анекдотов, посвященных конфликтам между иммигрантами различных групп, нет ни­чего специфически еврейского: они не отличаются от тех, ко­торые изображают вражду между баварцами и пруссаками или, в Швейцарии, между базельцами и цюрихцами. Еще не­сколько лет, может быть десятилетий, и этой разновидности израильских анекдотов больше не будет.

Возникает вопрос: а будет ли вообще в Израиле много анекдотов? Мы к этому еще вернемся.



Как скачать?

2 Responses

  1. lulik:

    Алекс,интересное наблюдение!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *