КЭМ: И — Илия. Часть первая



«”Спасибо за статью, только если бы еще прочитать о пророчествах Илии более подробно, простите. Дело в том, что многие люди (православные и т.д. те же мормоны, не хочется всех перечислять) руководствуются предсказаниями Илии из Нового Завета, и на этом строят свои теории. Очень важный вопрос, по-моему…” – “Значит, в свой рабочий дневник так и записываю: написать статью про Илью-пророка”»

Из моей переписки на сайте

Пожалуй, нет в трех современных мировых религиях более одиозной и всеми приемлемой фигуры, чем пророк Илья. Взятый из ТАНАХа сначала христианами, он, через их посредство, «перекочевал» к мусульманам, а затем «распространился» по самым разным сектам, ответвлениям и просто народному фольклору. Даже антисемитскому: «Илия-пророк есть на колеснице ездя гремит, молния пущает по облацам да по землице и гонит Иуду-змия мерзоста, боженьку нашенскаго продавшего… Тако же и нам, православным християнам святой матушки-Руси, надо с жидовинами подлыми поступати будя во времени скоростном, до пока весь их зловредническай корень не изведем…» (отрывок из анонимного раскольнического трактата, сер. XVII в., цитировано по Е.Е. Голубинскому).

Если же смотреть по возможности не предвзято и точно следовать за Священным Писанием, то становиться очевидным, что Илия (он же Элийяху («Мой бог — господь»), Элиягу, Элия, Элайджа, Илья, Илиас – у кого как…), — суть древнееврейский странствующий проповедник, нищенствующий аскет-подвижник, наделенный свыше даром пророчества и чудотворства.

Жизнь и деятельность Илии (уж будем называть его так, коль скоро именно это имя стало «официальным» в научно-исторических трудах, посвященных этому человеку) относительно подробно описана в ТАНАХе в виде небольшого цикла легенд и преданий, возникших, по всей видимости, в кругах учеников и последователей («бней ха-невиим» (буквально «сыновья пророчества»).

По всей видимости, Илия был родом из города Тишбе в Гилиаде. О его детстве и юности ничего не известно, но очевидно, что жил он во времена нечестивого израильского царя Ахава, его столь же порочной жены Изавель и сына Охозии (ок. IX в. до н. э.). Проникнутый твердой верой в Б-га, Илия вступает в борьбу как с народными массами, духовность которых «хромают на оба колена» (III Кн. Царств, 18, 21), так и с царем Ахавом. Последний не только более чем терпимо относился к насаждению в своей стране культов Ваала и Ашер[1], но и сам бывший нераскаявшимся, отпетым грешником: «…делал [Ахав] зло в очах Господа более всех, кто был до него» (I Кн. Царств, 16:30).

Более чем справедливо усматривая в распространении чуждых евреям культов угрозу религиозной самостоятельности (да что там самостоятельности, — самому существованию!) своего народа, Илия вступает в непримиримый конфликт с царским двором, проводившим в то время, мягко говоря, проституционную политику по отношению с доминирующей в регионе Финикией.

Первое открытое столкновение между Илией и Ахавом, согласно библейскому повествованию, происходит во время длящейся уже два года засухи, в которой пророк и его последователи видят Б-жественную кару за идолопоклонство. Босой, в грубом плаще из верблюжьего волоса, с кожаным поясом на чреслах и посохом в руках представ перед царем, Илия открыто заявляет от имени Б-га: «Не будет в эти годы ни росы, ни дождя, разве лишь по слову Моему» (I Кн. Царств, 17:1). Когда же на третий год Б-г велит Илии явиться перед Ахавом и обещать ему положить засухе конец, пророк требует от царя собрать «весь Израиль», а также четыреста пятьдесят жрецов Ваала и четыреста жрецов Ашер на горе Кармель. С вершины горного хребта, он обращается к народу с призывом раз и навсегда сделать выбор между Богом Израиля и чужеземным идолом.

А чтобы ни у кого не было сомнений в правоте божьего человека, Илия предлагает пророкам Ваала попросить идола ниспослать огонь, который поглотит возложенную ими на алтарь жертву.

хрестоматийная картинка, изображающая исход спора Илии с жрецами Ваала


После неудачи жрецов Ваала, бесновавшихся и взывавших к своему божеству «с утра до полудня», Илия восстанавливает разрушенный жертвенник Богу, возлагает на него жертву, велит трижды полить ее и дрова водой, чтобы исключить малейшее подозрение в жульничестве со своей стороны, и возносит краткую молитву. Моментально сошедший с небес огонь поглощает «и жертву, и дрова, и камень, и песок, и воду».

Народ, пав ниц, возглашает: «Наш Г-сподь есть Бог!», а Илия велит схватить пророков Ваала и заколоть их (I Кн. Царств, 18:19 — 40). Б-г прощает кающийся народ, прекращая засуху обильным дождем. Сраженный чудом, царь Ахав не противится действиям Илии, и тот, в знак особой милости, получает право сопровождать его колесницу от горы Кармель до дворца в Изреельской долине (там же, 18:45-46).

Разгневанная выступлениями Илии, царица Изевель (финикийка по рождению, и главный инициатор насаждения культов идолов) преследует последователей пророка, истребляет их и, наконец, грозит убить самого Илию (I Кн. Царств, 18:4,13; 19:2).

Спасаясь от мести Изевель за избиение жрецов, Илия уходит в пустыню, где, после сорока дней скитаний приходит к горе Хорев и там, где Б-г явился Моисею в неопалимой купине (Исх. 3:1-5), является и Илие, «не в… вихре… разрушающем горы и расщепляющем скалы, не в громе, не в огне, но в тихом веянии ветра» (I Кн. Царств, 19:11-12). Б-г велит Илие подготовить к их миссии людей, которые станут орудием Его кары: Хазаэля помазать в цари Арама, Иеху – в цари Израиля, а Элишу (Елисея) назначает преемником Илии.

Хотя главной причиной борьбы Илии с царем и царицей было поощрение ими идолопоклонства, но не оно, но несправедливое беззаконие, проявленные ими в суде над Навотом, вызвали гнев пророка. Именно за этот грех Илия предсказал  позорную смерть Изевель («так говорит Господь: на том месте, где псы лизали кровь Навотома, псы будут лизать и твою кровь») и гибель всего дома Омри (III Кн. Царств, 21:19). В конце концов, Илия окончательно смирил Ахава и обличил его сына, наследника Охозию за то, что он обратился с мольбой об излечении не к Г-споду Б-гу, а к аккаронскому идолу Вельзевулу[2].

Как в иудаизме, так и в христианстве считается, что Илия был взят живым на небо: «вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на Небо» (IV Кн. Царств 2:11). Согласно ТАНАХу, до него живым на небеса был взят лишь Енох, живший до Потопа (Кн. Бытие, 5:24). Чудесное вознесение Илии отводит ему особое место как в еврейской эсхатологии[3], так и в литературе Аггады и каббалы.

окончание следует


[1] Ашера (ивр. אשרה) — древнееврейское имя аморейский или ханаанской богини плодородия, требовавшей обильных, часто человеческих жертвоприношений, а также название деревянного столба, символизирующего богиню, то есть, фактически, ее идола.

[2] Вельзевул – одно из имен Сатаны, досл. означающее «повелитель мух» (ивр. «Бааль Зевув»). По другой версии, один из высших демонов в инфернальной иерархии. В XVI веке немецкий инквизитор П. Бинсфельд написал нечто вроде «Классификационной демонологии для чайников». В ней Вельзевул олицетворял грех чревоугодия, поедая наш мир. В 1801 году иная классификация была составлена английским оккультистом Ф. Барретом. В ней Вельзевул являлся символом ложных богов, что, согласимся, намного ближе к истине…

[3] Эсхатология (от греч. ἔσχατον — «конечный», «последний» + λόγος — «слово», «знание»), — система религиозных взглядов и представлений о конце света, искуплении и загробной жизни, а так же о судьбе Вселенной вообще. Во всех трех мировых религиях (иудаизме, христианстве и исламе) различают индивидуальную эсхатологию, — то есть учение о загробной жизни каждой  человеческой души, — и всемирную эсхатологию, — то есть учение о начале, истории и конце света.





Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *