Кулак джихада в инвалидном кресле


«Любого еврея нужно считать военным поселенцем, и наша обязанность – убить его!»

шейх Ахмед Ясин

«После освобождения от израильского господства Палестина станет центром арабского и мусульманского мира!»

он же (бредит, бедняга)

«Ликвидирован главный убийца и инициатор палестинского террора. Этот не-человек жил только для одной цели: убийство евреев и уничтожение государства Израиль».

быв. премьер-министр Израиля Ариэль Шарон.

«Куль кальб биджи йому» («каждой собаке придет свой день»).

Арабская пословица.

22 марта 2004 года духовный лидер и основатель палестинской террористической организации ХАМАС шейх Ахмед Ясин, — давно уже парализованный и ослепший, — на рассвете вместе с членами семьи и телохранителями возвращался из мечети…

В тот миг (05:30), когда его подняли на руки, чтобы внести в автомобиль, старика настигли ракеты, выпущенные из израильского вертолета «Апач». Одна из них попала прямиком в инвалидное кресло, откуда секунду назад вынули старого хрыча.

Шейх Ясин в миг оказался разорванным на куски, вместе с ним погибли шесть человек – двое телохранителей и четверо активистов организации, неотступно следовавшие за ним. «Их словно разбило вдребезги, как стеклянный стакан, если его с силой швырнуть об землю», — сообщил репортерам один из свидетелей, водитель такси.

Кроме этого, по свидетельству очевидцев, около двадцати человек, — члены семьи, ХАМАСовцы разных рангов и пара-тройка любопытных палестинцев, — получили ранения.

Так пошло и кроваво, в дыму и пламени, кончил жизнь самый влиятельный палестинский террористический лидер, ликвидированным израильтянами. Он жил шакалом и должен был сдохнуть по-шакальи, так что этими огненными похоронами наши солдаты ему более чем польстили…

Когда Ясин был маленьким, с курчавой головой…

«Господа присяжные заседатели, Ахмед Ясин родился… Впрочем, счастливое детство можно опустить. В то голубенькое время он еще не занимался террористическими актами…»

парафраза из романа «Золотой теленок» (И. Ильф и Е. Петров).

Ахмед Ясин родился за десять лет до образования государства Израиль в деревне аль-Джура, неподалеку Ашкелона. Еще до его рождения мать Ахмеда как-то услышала во сне голос, который предсказал, что ее сын станет лидером всех арабов мира. Видать, накануне вечером здорово приложилась к мужнему кальяну с травкой…

Когда на территории тогдашней Палестины было создано еврейское государство, одиннадцатилетний Ахмед стал свидетелем кровопролитной войны, развязанной арабскими государствами, желавшими уничтожить Израиль. Как известно, эта, первая, война, подобно всем остальным арабо-израильским войнам, отнюдь не увенчала успехом арабское оружие, и проигравшие были вынуждены покинуть свои родные места, со всех ног драпая кто насколько мог далеко. Родители Ахмеда Ясина добежали аж до лагеря беженцев Шатии, что в Газе, тогда бывшей под властью Египта.

Там с Ахмедом произошел несчастный случай, определивший дальнейшее направление всей его паскудной жизни. Как и многие из детей беженцев, мальчик записался в спортсекцию при ячейке радикальной организации «Мусульманские братья». Как-то раз, играя с товарищами на берегу моря, он упал, повредил позвоночник и остался калекой на всю оставшуюся жизнь. Жаль, что не голову он тогда разбил, ну уж ничего не поделаешь…

не Ясин в детстве, конечно, но чертовски похож, гаденыш!

Как и подавляющее большинство калек, Ахмед дико обозлился на весь мир, а особенно на «проклятых сионистов, загнавших меня играть в этот проклятый Аллахом футбол на берегу проклятого моря», — как он заявил папе с мамой после того, как пришел в себя. Видать, головкой все-таки не слабо приложился об камни.

Чтобы закрыть тему инвалидности, замечу, что через несколько лет Ахмед Ясин начал передвигаться на костылях, но с середины 80-х годов уже не вставал с инвалидной коляски, до самой смерти оставшись уродски скрюченным злобным, исходящий вонью и ненавистью ко всему живому старикашкой.

Инвалидность, однако, не помешала будущему лидеру ХАМАС получить образование в египетском исламском университете «Айн-Шамс». Правда, проучился там всего год, — видно, на большее ума не хватило.  Поперли бедолагу с его инвалидной коляской из альма-матер да так, что ободья трещали! Поэтому как этот гадёныш получил-таки степень бакалавра по арабской литературе, — тоже мне, Хамза Ниязи хренов! — не понятно. Говорят, учился заочно… ну, может быть и так.

«Я – с детьми!»

«Одни лишь маленькие дети находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем».

И. Ильф и Е. Петров «Двенадцать стульев».

Как бы там ни было, а в Газу будущий шейх вернулся, что называется, со щитом: не только знатоком арабской литературы, но и членом «Мусульманских братьев». Вскоре отец одного из мальчиков, бравших у Ясина частные уроки, порекомендовал его на работу в начальную школу «Аль-Кармель», указав в письме, что хотя Ясин и «не в состоянии быть учителем физкультуры, но преподавать другие дисциплины он сможет замечательно».

В свободное от учительства время, Ясин активно занимался общественной деятельностью. Еженедельно, — по пятницам, — проповедующему, но не брезгующему и элементарным попрошайничеством (а так же, как поговаривали за его спиной многие, и воровством!) калеке удалось собрать средства для открытия небольшой мечети, при которой стали функционировать вечерний класс для взрослых и клуб для подростков. Под его влиянием местная ячейка «Мусульманских братьев» сделала своим главным клиентом молодежь и начала проводить спортивные мероприятия для привлечения новых членов. Игра на слезливой нищете и обреченности, наглое использование социальных и спортивных проектов для пропаганды и набора сторонников стало впоследствии фирменным стилем Ясина и основанной им организации ХАМАС.

Интересно отметить, что радикальные исламские группировки вроде «Мусульманских братьев» не считались тогдашним руководством израильских спецслужб существенной угрозой в плане вооруженной борьбы. Напротив, леворадикальные палестинские националисты, вроде молодого тогда Ясира Арафата или столь же молодого Абу Нидаля, были гораздо опаснее. Конечно, в этой точке зрения был тот резон, что всем левацким деятелям (а в особенности вожакам «национально-освободительных движений») оказывал поддержку Советский Союз, что многократно увеличивало их значимость. Но время показало, сколь же не правы были израильтяне, недооценив силу и опасность радикального ислама.

Уже тогда упырь на костылях стал требовать прибавления к своему имени слова «шейх», доходя в этом до гитлеровских истерик, сопливых воплей и стенаний. Точь-в-точь, как избалованный барчук, требующий себе новую куклу, ей богу. Когда же его требование удовлетворили, Ахмед Ясин стал спесив без меры и знаки уважения (поддельные или нет – пес их разберет!) принимал, как нечто само собой разумеющееся.

Впрочем, уважение нисколько не померкло и после того, как Ясин получил свой первый опыт пребывания за решеткой. В последние годы египетской юрисдикции над Газой, Гамаль Абдель Насер инициировал гонения на «Мусульманских братьев». Большинство активистов были арестованы и отправлены в Каир, где с ними обошлись довольно-таки сурово. Шейха Ясина спасла только его инвалидность – с момента ареста он провел всего полгода в тюрьме Газы, после чего его выпустили на свободу. Обычно словоохотливый шейх, обожавший в подробностях расписывать каждый свой шаг, впоследствии очень не любил вспоминать этот период своей жизни. Видать, наглотался он в тюрьме не только баланды…

Следующим важным этапом в жизни Ахмеда Ясина была Шестидневная война 1967 года, в результате которой Газа перешла под контроль Израиля. В отличие от Арафата, создавшего в 1964 году ООП и предпочитавшего политику вооруженной борьбы с массовыми акциями протеста, шейх Ясин продолжал спокойно заниматься благотворительностью, ни в коей мере никого ни к чему плохому не призывая.

«Мусульманские братья» открывали школы, роддома, детские сады, больницы и религиозные кружки на палестинских территориях, чем приобретали все большую популярность среди населения. В 1973 году под личным патронажем Ясина был создал «Исламский центр», затем – «Исламское объединение», поставившее под контроль большинство исламских учреждений в Газе. В его стенах палестинцам бесплатно предоставляли услуги в религиозной, образовательной и развлекательной сферах. Клуб, где подростки занимались безобидными настольным теннисом (вот только футбола шейх Ясин не переносил, надеюсь, понятно почему…), был даже официально зарегистрирован израильскими властями. Вообще, израильтяне не обращали на деятельность Ясина и его «братков» никакого внимания, не видя в благотворительности угрозы для своей безопасности.

Более того, на свою беду, Израиль поощрял деятельность «Исламского общества», как религиозной альтернативы и потенциального противника националистического лагеря ООП. Ясин давал израильскому телевидению многочисленные интервью, в которых критиковал лидера ООП Арафата, прямо называя его виновником поражение в Шестидневной войне, саму войну называл «наказание преступным арабам-еретикам, ниспосланное свыше» и всего лишь призывали их вернуться в лоно ортодоксального ислама.

Главный «брат»

«Вот я и миллионер! — воскликнул Остап с веселым удивлением. — Сбылись мечты идиота!»

И.Ильф и Е. Петров «Золотой теленок»

Впрочем, период благоденствия оказался коротким. Постепенно от организации клубов по настольному теннису шейх перешел к политической деятельности. Однажды в 1982 году тысячи его сторонников вихрем пронеслись по Газе, круша «неисламское позорище» — магазины, торгующие спиртными напитками и кафе с танцами животов.

Ахмеду Ясину это сошло с рук. Краснобайствовать он наловчился со времен учебы, — не зря дома висел диплом бакалавра по литературе, — так что  отбрехался на славу. Мол, типа, ну, погромили немного, ну, пар выпустили, с кем не бывает, молодежь, что с них возьмешь, так ведь не людей же, а какие-то бутылки виски, подумаешь… Реакции со стороны Израиля или мирового сообщества не последовало (в самом деле, что с дикарей взять-то?), шакалы вздохнули с облегчением и принялись точить зубы об когти на новые гадости, как это всегда и всюду принято у оставшихся безнаказанными шакалов.

В 1968 году Ясин был, наконец, выбран верховным вождем организации «Мусульманские братья» на всей территории Палестины, и получил титул «эмир аль-муаминин» («лидер верующих»). Мамашин ночной «глюк» оказался почти пророческим…

демонстрация "Мусульманских братьев" в Газе

Ведомые новой рукой, «братки» занялись пропагандой в среде арабского быдла, популяризируя принципы ислама, коверкая и искажая священные тексты так, как шейху Ясину было нужно. Для усиления своего влияния «Мусульманские братья» открыли свои ячейки практически в каждом палестинском городе и даже почти в каждой деревне. Как правило, это были мечети, при которых действовали центры социальной помощи. Такие меры еще больше увеличивали популярность организации в массах. Не забыта была и благотворительность, продолжавшаяся развиваться теми же темпами.

К чести израильских спецслужб, сразу после избрания Ясина главой «Мусульманских братьев» они установили за ним тщательное наблюдение, а после того, как шейх организовал демонстрацию протеста, его вызвали и предупредили о том, что бывает за подстрекательскую деятельность. Но это, конечно, не могло остановить этого страшного человека, чьи кровожадно-животные (прикольные картинки животных) убеждения не могли поколебать никакие другие мотивы и расчеты, кроме ислама самого реакционного толка. С холодным фанатизмом шахида, не обладая никакими особыми талантами, презрев блага и радость жизни, Ахмед Ясин поклялся не останавливаться ни перед чем, и идти до конца, каким бы этот конец ни был. Мы-то уже знаем, что для него все закончилось разрыванием на куски взрывом израильской ракеты, но искалеченный, больной на три четверти головы урод об этом, естественно, не знал.

Вплоть до середины восьмидесятых годов возглавляемая Ясином организация не участвовала в палестинском сопротивлении. Это было связано, разумеется, не с тем, что шейху нравились израильтяне, а с тем, что освобождение от «оккупации» он считал возможным только после того, как ислам восторжествует во всем арабском мире. Размечтался, гадёныш…

Его мнение изменилось лишь после 1979 года, когда иранская революция доказала возможность построения исламского общества в отдельно взятой стране. Уже в 1982 году Ясин стал основателем радикальной террористической группировки «Муджахидун» («Слава моджахедов», или просто «Моджахеды»).

окончание следует



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

1 ответ

  1. neevrey:

    Всем нам суждено умереть. Одним от сердечного приступа, другим от ракеты, выпущенной израильским «Апачи»
    Абдель-Азиз Рантиси

    17 апреля 2004 Рантиси был убит ракетным ударом с израильского верталета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *