Шлюхи, жены, любовницы — три ступени к власти. Часть четвертая


Бенито Муссолини... впрочем, и без подписи было бы понятно

«Кошерный фашизм»

Значит – все дело в толпе? В презренной черни? Но в точности так же вели себя и римские императоры, особенно Нерон, до гробовой доски обожествляемый Муссолини. Поистине, достойный пример для подражания…

«Только один человек в Италии не ошибается!» – воскликнул дуче в октябре 32-го года на ассамблее, собравшей более двух тысяч интеллектуалов со всей страны. Интеллектуалы (на то они и люди умные!) мигом сообразили, что Муссолини имеет в виду не так и не свергнутого короля и даже не Папу. Сообразили – и бурно зааплодировали.

Странной была его диктатура. На самом верху шутили, что она сделана из мягкого сыра. Дуче критиковали, над ним посмеивались, публиковали карикатуры в центральных газетах – но как-то беззлобно, беззубо. Не было в Италии ни ГУЛАГа, ни газовых камер, ни бесконечных процессов над «врагами народа», ни государственного антисемитизма. Климат, что ли, виноват…

Про последнее (антисемитизм, конечно, а не климат Италии) стоит поговорить особо и много, ибо проблема того стоит.

«Мы не делаем никаких различий между евреями и неевреями в любой сфере жизни, в религии, в политике, в экономике, в армии… Наши евреи нашли себе новый Сион здесь, на нашей прекрасной, итальянской земле, которую каждый из них готов героически защищать до последней капли крови!»

Эти слова принадлежат нашему старому знакомому, дуче Бенито Муссолини, и сказаны они были не где-то в тиши будуара своей любовнице – еврейке Маргарите Сарфати, а напечатаны в центральном органе фашистской партии «Il Popolo d’Italia» («Итальянский народ») в 1920 году, когда Гитлер только вынашивал черновики «окончательного решения».

В начале своего пути фашистский режим Италии был, если можно так сказать, резко анти-антисемитским. При зарождении фашистской организации в 1919 г. в ней насчитывалось пять евреев, но в 1922 г. в марше на Рим участвовало уже 230 евреев. В становлении и укреплении партии большую роль сыграла журналистка – еврейка Маргерита Сарфати, никогда не скрывавшая своего еврейства, ставшая биографом Муссолини и, естественно, его любовницей. Она была даже больше, чем любовницей, но одной из главных планировщиков знаменитого «похода на Рим», писала за него статьи, участвовала в создании особого художественного стиля «новоченто», символизировавшего новую фашистскую Италию.

Не скрывали своего еврейства многие итальянские генералы и адмиралы, члены Высшего совета, ведущие интеллектуалы и теоретики итальянского фашизма. Немудрено, что в фашистской программе никакого антисемитизма и близко не усматривалось.

Муссолини не только сам не был антисемитом, но и резко критиковал такие основополагающие постулаты нацизма, как расовая теория и государственный антисемитизм в Германии, что было первой трещиной в отношениях фюрера и дуче. Муссолини не стеснялся публично называть антисемитизм «немецкой болезнью». В ответ Гитлер однажды назвал режим дуче «кошерным фашизмом».

У Муссолини, впрочем, был реальный повод для недовольства расовыми теориями своего германского коллеги. Нацистские «расоведы» упорно отказывались включить итальянцев в состав «нордической расы». Согласимся, с точки зрения первопроходца фашизма, это попросту обидно…

Сегодня мало кто помнит, — или не хотят вспоминать? — что в конце 1920-х годов именем Муссолини была названа кафедра Еврейского университета в Иерусалиме (правда, ненадолго); такая честь была оказана дуче за разрешение свободного выезда итальянских евреев в Палестину, и за помощь в переправке туда беженцев из Германии. Мало кто помнит и о том, что израильский военный флот начался при деятельной помощи итальянских фашистов, что на поклон к Муссолини ездили сионистские деятели, что в совершенном восторге от Муссолини из Италии вернулся будущий президент Израиля Хаим Вейцман… Факты, факты, факты.

Но, увы, фашистская «идиллия» длилась не слишком долго. В 1934 г. началась широкомасштабная идейная подготовка к сближению с Гитлером. Этому способствовала гражданская война в Испании, когда генерала Франко поддерживали Италия и Германия, воюя на его стороне. В октябре 1936 г. был подписан договор о сотрудничестве между Германией и Италией, а через год Италия присоединилась к антикоминтерновскому пакту. В мае 1939 г. был подписан «Стальной пакт» военный и политический союз между Италией и Германией. Вскоре положение евреев в Италии коренным образом изменилось.

В 1937 г. некий публицист Паоло Орано опубликовал книгу «Евреи в Италии», где выразил серьезные сомнения в политической лояльности евреев и выдвинул обвинения против сионизма (правда, пока еще не откровенно расистские).

Через год вышел в свет «Манифест итальянского расизма» — плод пера Муссолини, но многие известные университетские преподаватели, согласились поставить под ним своё имя. Речь шла о чистоте итальянской расы, к которой, по мнению авторов, евреи однозначно не относятся. Большого практического значения «Манифест» не имел, но яснее ясного показал куда ветер дует…

Вскоре был опубликован ряд постановлений, лишавших итальянских евреев многих гражданских прав; были уволены все университетские и школьные преподаватели, было запрещено принимать евреев во все без исключения высшие учебные заведения и опять-таки все городские школы. Кстати, в школах были изъяты книги еврейских авторов, прежде всего, конечно, марксистов. Последовали и другие запреты: евреям не разрешались гражданские смешанные браки, не дозволялась служба в армии, не допускалось поступление на государственную службу. Не отставала и церковь, возобновив средневековый запрет иметь евреям христианскую прислугу. В 1939 году всем иностранным евреям, кроме сотрудников дипломатических корпусов, было приказано покинуть Италию.

продолжение следует



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *