Сыновья Амана. Франк


«Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, — недружелюбно
насупившись, проговорил кот […] не понимаю причин такого резкого обращения со мной…»

М. Булкагов «Мастер и Маргарита»

«Один из интеллигентнейших, но эмоционально нестабильных старых партийных “зубров”», как охарактеризовал его судебный психиатр, Ганс Михель Франк (Hans Michael Frank) родился 23 мая 1900 года в семье юриста из Карлсруэ. То есть, происходил из вполне приличной, интеллигентной среды.

По окончании частной гимназии, был призван в армию (1918 г.), но в боевых действиях участия не принимал, так как в составе фрайкора [1] воевал против Баварской Советской республики. Как Франк потом сам рассказывал, именно тогда, на почве ненависти к Советам, его потянуло к нацистам.

Сказано – сделано, и в 1919 году молодой «партизан-каратель» вступает в «Партию немецких трудящихся», вскоре превратившуюся в НСДАП. Таким образом, Франк стал одним из ее первых членов.

Отвоевав свое в Баварии, Франк решает пойти по стезе отца – стать юристом. Поэтому с 1919 по 1923 гг. он изучает юриспруденцию в частных колледжах Мюнхена, Киля и Вены. Это, впрочем, не мешает Гансу вступить в СА (сентябрь 1923 г.) и участвовать в Пивном путче, после провала которого бежать в Италию, — правда, ненадолго. Учеба, однако, была для Франка все-таки на первом месте, поэтому в 1924 году он защитил диссертацию, и получил диплом юриста.

Знания свои штурмовик-интеллигент применил с толком, став личным советником Гитлера по правовым вопросам, представляя его интересы (формально, интересы НСДАП) в суде. В этом статусе Франк стал посвященным во многие детали личной жизни Гитлера. На момент прихода нацистов к власти, число процессов Франка перевалило за две тысячи, — согласимся, весомо…

Наконец, что называется, награда нашла героя: в 1930-м Франк был избран в рейхстаг и, через три года, назначен рейхскомиссаром министерства юстиции, главой Национальной ассоциации юристов (да, к нему можно было прийти просто так и посоветоваться с юристом) и президентом Академии немецкого права. Вершина олимпа достигнута – выше только небо!

Однако даже на олимпе надо работать, поэтому в конце 1933 г. Франк (вместе с министром юстиции Францом Гюртнером) начал разработку нового уголовного кодекса. По их мысли, право должно базироваться исключительно на принципах защиты народных прав и стать надежным щитом против всевластного произвола полиции. Казалось бы, ничего плохого тут нет, но, если развить мысль, то обнаруживаются крамольные идеи ограничения прав гестапо и даже ликвидация концлагерей! Естественно, в таком виде новый уголовный кодекс, поданный Гитлеру (лето 1934 г.), не нашёл, да и не мог найти поддержки. Репрессий не последовало, но проект отправили в архив, — точнее, в печку.

 

Ганс Франк (в центре) и высший эшелон Академии немецкого права (1933 г.)

 

Во время «Ночи длинных ножей» неугомонный Франк дважды пытался предотвратить внесудебную расправу над штурмовиками, но неудачно. Много позже, на Нюрнбергском процессе, он ставил и то и другое себе в заслугу, надеясь снискать если не полное оправдание, то хотя бы снисхождение суда…

Однако все обошлось: “старину” Франка не только не тронули, но повысили, произведя в обергруппенфюреры СС и назначив на должность генерал-губернатора оккупированных польских территорий (с 26-го октября 1939 года). Таким образом, коричневорубашечник с высшим юридическим образованием получил полноту власти над районами, непосредственно не включенные в состав Германии.

Засучив рукава, Франк взялся за дело. А дел оказалось много: хотя бы разработанная и планомерно проводимая по его приказу ликвидация польской интеллигенции и высших слоев общества, как часть кампании по уничтожению польской государственности. Генерал-губернатор лично руководил принудительной отправкой евреев в гетто и использовал рабский труд десятков тысяч поляков.

В начале 1940 года, во время конфликта между руководством СС и вермахта, Франк встал на сторону Генриха Гиммлера, о чём потом неоднократно жалел. Неблагодарный рейхсфюрер СС все активнее и беспардоннее вмешивался в дела гражданской администрации и, через своих клевретов, плел интриги за спиной Франка.

Да и ему не было чем похвастаться перед Гитлером: массовые переселения резко ухудшили экономическое и социальное положение в генерал-губернаторстве, выезд этнических немцев на родину делал невозможным формирование местной элиты, а онемечивание не-польских народов шло непростительно медленно, часто из-под палки и, конечно, не было эффективным.

С другой стороны, зачастую совершенно безосновательные расстрелы, проводимые СС и местной полицией из чистого садизма, приводили к резкому росту партизанского движения. Ответственность же за чинимый ими ущерб падала на генерал-губернатора, якобы «неспособного управлять вверенной ему частью Великого Рейха».

 

Франк при исполнении служебных обязанностей (Галиция, 1940 г.)

 

Последней каплей стал беспредел начальника СС Люблина Глобочника – полного «отморозка», опасного как для чужих, так и для своих. Доведенный до бешенства Франк в своих публичных выступлениях начал высказывать всё, что думал о Германии, Гиммлере, праве поляков на свое государство и других крамольных вещах. Да еще в таких выражениях, что это очень походило на оскорбления фюрера! Кончилось тем, что Гитлер лишил Франка всех должностей, чинов и орденов, но не принял отставку с поста генерал-губернатора.

3 мая 1945 года американские войска поймали Ганса Михеля Франка в Тегернзее, куда он бежал, пытаясь скрыться в нейтральной Швейцарии. После двух неудачных попыток самоубийства (попытка перерезать себе горло и вскрыть вены на запястьях), он предстал перед Международным Нюрнбергским трибуналом.

В своих показаниях, Франк сообщил, что целых четырнадцать раз (!) просился в отставку, рассказывал о своих с детства привитых религиозно-пацифистских убеждениях, упирал на свой проект гуманного уголовного кодекса, жаловался на «дикарей»-эсэсовцев, клялся и божился, что не только не знал, но даже не подозревал о существовании лагерей смерти в своем генерал-губернаторстве, где вплоть до начала 1944 года, под контролем Гиммлера, велось уничтожение евреев. Много чего наговорил, но, по всей видимости, был единственным, кто показал истинное раскаяние за свои преступления.

Суд, однако, не счел раскаяние основанием для смягчения приговора, — преступлений Франк совершил более чем достаточно, — и приговорил бывшего генерал-губернатора Польши к смертной казни через повешение.

Уже стоя на эшафоте, он произнес в качестве последнего слова: «Я благодарен за хорошее обращение во время моего заключения, и молю Бога принять меня с милостью».

продолжение следует


[1] Фрайкор (нем. Freikorps) – название ряда полувоенных «бандформирований», существовавших на территории Германии и Австрии в XVIII — XX вв. Сводные по форме, эти отряды состояли из добровольцев, дезертиров (как своих, так и из войск противника), откровенных уголовников и бродяг. Иногда эти «войска» использовались немецким командованием как пехота, а чаще – как карательные отряды.

 



Мы в Facebook. Жмите:

Как скачать?


Вам может быть так же интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *